hronopulsokineziometriya.ru 23.10.2019.

    Медицинская кинезиология с позиции врача рефлексотерапевта, практикующего китайскую медицину. Часть 2.

      В 2013 году в журнале «Рефлексотерапия и комплементарная медицина» №2(4), Москва, 2013, с. 13-18 (в разделе «Официальная информация») вышла статья «От традиционной и народной к комплементарной медицине: актуальные проблемы и пути их решения» [1]. Авторы статьи  (В.В. Егоров1, А.М. Василенко2, 2013) представили «краткий семантический и контентный анализ терминологии» в области народной, традиционной, альтернативной и комплементарной медицины, а в качестве «обобщающего различные направления неконвенциональной медицины» предлагают использовать термин «комплементарная медицина» (КМ). Авторы считают, что, «в отличие от традиционной, КМ непротиворечиво объединяет проверенные многовековым опытом и инновационные подходы. Подразумевает возможность совместной продуктивной деятельности профессиональных медиков и лиц, не имеющих медицинского образования» (с.15). По мнению авторов, «при оценке государственных интересов следует учесть политические составляющие. С одной стороны, необходимо учитывать позицию Всемирной Организации Здравоохранения, призывающей развивать традиционную и комплементарную медицину, учитывать давление рынка средств и услуг этого сегмента здравоохранения со стороны стран – членов Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС), интенсивный рост рынка и широкую распространенность этих методов в мировой практике. С другой стороны, необходимо обеспечить взвешенный подход к допуску на российский рынок зарубежных, прежде всего «восточных специалистов» (с.17).

      Лично меня в этой статье привлекает мнение второго автора статьи – профессора Алексея Михайловича Василенко, который, имея на то время 15-летний педагогический опыт на факультете последипломного образования МГМСУ, пишет, что «творчески мыслящие врачи, получив первичную специализацию по рефлексотерапии и в целом успешно проработав в этой области несколько лет, начинают испытывать потребность в овладении мануальной терапией, а многие – ещё и гомеопатией или фитотерапией. И дело не в том, что они разочаровались в возможностях какой-либо из этих специальностей. Они продолжали использовать методы каждой из них на основе принципа комплементарности» (с.16).

      Как следует из первой части статьи, озаглавленной «Мой путь в клинической медицине», комплементарность присуща и мне: из врача-невролога я превращался в врача рефлексотерапевта, а в последующем, соединив эти знания со специальностью мануальная терапия, прошёл усовершенствование по медицинской (прикладной) кинезиологии, что в итоге привело меня, врача с западным образованием, в китайскую медицину, которая до сих пор рассматривается как альтернативная медицина3. Моему превращению способствовало изучение китайской (включая и древнекитайскую) литературы на русском языке, о чём подробно я написал в первой части, там же я указал свои работы [2,3,4,5,6,7,8,9]. Традиционная китайская медицина представлена методами чжэнь-цзю и цигун.

    gallery/rucenter61108-image-5221bc88-f88d-4274-a071-fea098a16cc7

      В сегодняшней публикации я расшифрую ряд своих слайдов (исполненных Н.Г. Федотовой), часть которых демонстрировалась мною ещё на Межрегиональной научно-практической конференции, проходившей в Санкт-Петербурге 14–15 мая 2005 года. Конференция «ПЕРСПЕКТИВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РЕФЛЕКСОТЕРАПИИ» была посвящена обсуждению актуальных теоретических и практических вопросов рефлексотерапии. Оргкомитет конференции был представлен Российской ассоциацией рефлексотерапевтов и Санкт-Петербургским обществом рефлексотерапевтов. Сопредседатели конференции: профессор Агасаров Л.Г., профессор Качан А.Т. Члены оргкомитета: профессор Богданов Н.Н., профессор Василенко А.М., профессор Жернов В.А., профессор Одинак М.М., профессор Скоромец А.А., профессор Неборский А.Т. Наш доклад (И.Ш. Ахтямов, В.А. Валенкова*, И.Д. Зотов, С.М. Ким) назывался «Мануальный способ контроля результатов пульсовой диагностики посредством оценки динамики функционального состояния нервной системы» [10] (ФНКЭЦ ТМДЛ, Российский государственный университет, *Федеральное агентство по здравоохранению и социальному развитию).
      К слайдам, показанным мною в Казани, на Поволжском конгрессе «Интегративная медицина в спорте, физической культуре и оздоровлении населения», в докладе «Актуальность применения методов традиционной медицины во врачебной практике. Презентация коврика для занятий практикой цигун «МИШАНЯ», добавляю новые слайды. При анализе этих слайдов, демонстрирующих некоторые аспекты китайской медицины в сравнении с подходами медицинской (прикладной) кинезиологии, я привлеку также материалы из ранее опубликованных моих работ.

    Часть 2. Взаимосвязь медицинской кинезиологии и китайской медицины. Китайская медицина: чжэнь-цзю + цигун.

       В 2012 году в журнале «Рефлексотерапия и комплементарная медицина» №1 (1), в разделе «Материалы V всероссийской конференции рефлексотерапевтов» (с.16–30) была опубликована статья профессора А.М. Василенко «Традиционная китайская медицина в России: от русской духовной миссии в Пекине до профессиональной ассоциации рефлексотерапевтов» [11]. Автором проанализирована история появления и развития традиционной китайской медицины (ТКМ) в России, а также приведены обширные «данные о современной естественнонаучной и философской интерпретации основных направлений ТКМ. Рефлексотерапия рассматривается как результат эволюционной эпистемологии акупунктуры. Обсуждаются проблемы интеграции ТКМ в современное здравоохранение» (с.16). После проведенного анализа профессор А.М. Василенко подчёркивает, что «никакой «фатальной несовместимости» теоретических основ ТКМ с современным естествознанием не наблюдается. Общая методология ТКМ имеет отчётливо выраженные характеристики общей теории систем, концепции «инь–ян» и «ци» адекватно интерпретируются в формате современной философии и естествознания. Не усматривается и принципиальное противоречие между христианской Святой Троицей, основами диалектики и концепций инь–ян. Холистическое мировоззрение не является эксклюзивной прерогативой китайской философии и медицины, оно было свойственно также и западной, в том числе и российской натурфилософии средневековья. Более того, достижения современных естественных наук побуждают к «реабилитации» холизма и основанных на нём направлений лечебно-профилактической деятельности в виде комплементарной и интегративной медицины» (с.24).

       У меня нет возможности цитировать все тринадцать страниц этой взвешенной, объективной статьи, но, тем не менее, не могу обойти вниманием ещё несколько моментов. Так, профессор, обобщая результаты комплексных биомедицинских исследований, проведённых российскими учёными во второй половине XX века, приходит к заключению, что «…широкий спектр показаний к РТ обусловлен тем, что она восполняет дефицитные, оптимизирует наличные и формирует новые функциональные системы, обеспечивающие стресс-лимитирующее и адаптогенное действие (Василенко А.М., 1985 [12], 1998 [13]). Эти эффекты осуществляются посредством интегрального регуляторного континуума – непрерывности взаимодействия функциональных систем различных уровней, обеспечивающей интегративную деятельность организма в широком диапазоне физиологических и патологических условий… концепция интегрального регуляторного континуума позиционируется как современная естественнонаучная интерпретация категории ци (Василенко А.М., 2007 [14])» (с.20).

       Полностью поддерживаю эту точку зрения. В тоже время не могу согласиться с поддержкой А.М.Василенко ряда авторов (их в статье профессор называет коллегами), которые критикуют концепцию у-син. Так, А.М.Василенко, ссылается на результаты «систематических» исследований Н.Н. Сыча 2002 [15], 2003 [16], которые «…выявили существенные изъяны концепции у-син и базирующемся на ней учении об АК [акупунктурный канал], послужившие основанием для корректировки общепринятых позиций и замены неоднозначных названий – «первостихии, первоэлементы» более адекватным термином – бинарные системы… При этом символика у-син трансформируется из пентаграммы в гексаграмму4 … Проведенные исследования привели коллегу Н.Н. Сыча к заключению о неправомерности использования теории у-син для бинарных систем (парных АК), а потому и некорректности применения в общем виде канонических правил составления акупунктурного рецепта согласно взаимосвязям между первоэлементами в пентаграмме у-син…» (c.24-25).

       Считаю, что Н.Н. Сычу, как одному из разработчиков прибора5 не следовало бы так уж категорично высказываться о составлении акупунктурного рецепта только на основании данных электропунктурной диагностики. Ведь за 5 лет до этих «систематических» исследований

    (2002,2003) автора вышел юбилейный сборник6, посвященный 20-летию ЦНИИР МЗ СССР, где были представлены работы ведущих специалистов Института. Среди них статья С.А. Бугаева (1997) «ПРОБЛЕМЫ АКУПУНКТУРНОЙ РЕФЛЕКСОДИАГНОСТИКИ» [17], а также статьи В.А. Загрядского с соавт. [18] и О.Г. Яновского [19], в которых очень неоднозначно говорится о имеющихся фактах несовпадения «клинического диагноза и электропунктурного заключения». Поэтому этот во многом механистичный подход, за прошедшие со дня публикации годы, не сильно зарекомендовал себя в лечебно-диагностической практике. В связи с этим, сегодня бурно развивается не «цифровой», а «аналоговый» метод медицинской кинезиологии.

       Далее, профессор А.М. Василенко пишет, что «…публикации [15, 16] хотя и содержат существенно новые взгляды на базовые элементы методологии ТКМ, но не затрагивают ее общего «генерального плана». Коллега Ю.А. Ткаченко – один из первых учеников В.Г. Вогралика, напротив, призывает к более решительным действиям. Он считает, что понятийная база чжэнь-цзю… основанная на ином мировосприятии не может быть адекватно переведена на язык современной науки…» и т.д. (с.25)

       Думаю, что «ученику» великого труженика, профессора Вадима Габриэлевича Вогралика прежде чем писать о невозможности адекватного перевода понятийной базы чжэнь-цзю на язык современной науки, не мешало изучить хотя бы название посмертной работы своего учителя

    с сыном7 (Вогралик В.Г., Вогралик М.В., 2001) «Акупунктура. Основы традиционной восточной рефлексодиагностики и пунктурной адаптационно-энергезирующей терапии: ци-гун» [20]. Считаю, что Ю.А. Ткаченко (2003) автору статьи, «Нужна новая доктрина рефлексотерапии» [21], а также Н.Н. Сычу, написавшего работы [15,16], в которых он критикует теорию у-син, нужно конечно, периодически читать литературу, и для начала, я бы порекомендовал им прочитать «от корки до корки» великолепную работу [22] М. Поркерта (1974).

       Сообщаю, что работу «Теоретические основания китайской медицины: Системы соответствия» [22] я прочитал от корки до корки. И это помогло мне написать в книге «Модернизированная китайская пульсовая диагностика под кинезиологическим контролем» [9] в главе 2, в разделе 2.1 «Спорные вопросы теории» следующее: «Взгляды проф. Э.Д. Тыкочинской (1979), изложенные в работе «Основы иглорефлексотерапии» [23] на «сложность современного научного толкования и обоснования», высказанные в отношении учения пяти элементов, совпадают с высказываниями К. Шнорренбергера (1976) написанными в книге [24]. Он считает, что «…учение [теория у-син] не обладает необходимыми с точки зрения науки качествами точности, контроля и объективности. Оно функционирует исключительно на основании аналогий8, а последние лишь с большой осторожностью могут распространяться на физиологию человеческого организма... В этом случае взаимосвязь между внутренними органами объясняется с использованием архаичной циклической модели» ([24] с.62). Наряду с этой точкой зрения, уже в 1974 году (то есть за два года до работы К.Шнорренбергера [24] и за пять лет до работы [23] Э.Д. Тыкочинской) существовала и прямо противоположная, и она была изложена М.Поркертом в работе [22]: «…Основные стандарты качества, признаваемые в китайской науке в целом, это полярные категории инь-ян и цикл пяти эволюционных фаз, у-син… Комбинируя эти стандарты, можно получить системы любой сложности… Возникающие при этом шкалы значений позволяют делать сколь угодно точные и тонкие описания, причем вполне единообразные и абстрактные…» ([22] с.17).

       Далее, привожу данные известного молекулярного биолога, профессора медицины Брюса Липтона (2015) из его книги «Биология веры: как сила убеждений может изменить ваше тело и разум» [25], которая переведена на русский и выпущена издательством ЭКСМО в 2019 году. Автор обсуждает (см.с.144-145) как «биологи традиционного толка – редукционисты…» проявляют непонимание всей сложности «взаимодействия физических компонентов и энергетических полей, составляющих единое целое. Для ньютоновского мировосприятия характерно редукционистское представление о линейном потоке информации…» (например: А→В→С→D→E). Он подчёркивает, что «в квантовой вселенной поток информации холистичен. Клеточные составляющие организмов переплетены в сложную сеть перекрестного обмена данными, прямых и обратных связей (см. рисунок внизу)...» (с.145). Посмотрев этот рисунок Вы увидите, известный цикл у-син, только вместо элементов и стихий (или как пишет Н.Н.Сыч - «первостихии, первоэлементы») представлены вышеуказанные А,B,C,D,E… . Брюс Липтон подчёркивает, что когда он «…осознал, насколько сложны по своей природе взаимодействия между материей и энергией, то понял, что редукционистский линейный подход (А→В→С→D) не в состоянии приблизить нас к истинному пониманию природы болезни… . Исследователи «ньютоновского» толка9 явно недооценивали степень переплетения биоинформационных путей клетки…» (с.146-147).

       А сейчас, отступая от статьи [11] профессора А.М. Василенко (2012), сообщаю, что в 2005 году в журнале «Рефлексология» №4(8) (в разделе ДИСКУССИИ) вышла статья Н.Н. Сыча «Классика жанра или чему нас учат древнекитайские трактаты. Некоторые аспекты традиционной китайской медицины в зеркале научного видения» [26]. В этой статье автор пренебрежительно отзывается о переводах древнекитайских текстов Б.Б. Виногродским, который сделал для отечественной медицины, как видится сейчас, не меньше, чем многие заслуженные профессора. Касаясь конкретно статьи Н.Н. Сыча, на странице 41 журнала читаем: «…и сам автор «Изложения» не избежал грубых искажений сокровенного знания… . Из 12 классических каналов правильно указаны взаимосвязи только четырех каналов (сердца и желчного пузыря, легких и мочевого пузыря). Остальные взаимосвязи представлены не верно…», а далее невнятное описание без указания каких-либо страниц книги Чэнь Син-сюаня [27]. На странице 42 автор, описывая «самый древний (Н.С.) трактат (6)»10, в частности, пишет: «…Так, при другом общении с императором небесный учитель заключает… телесных органов существует четыре (желудок, толстая кишка, тонкая кишка и мочевой пузырь, а духовных (шэнь) органов существует пять (сердце, печень, селезенка, легкие и почки). Таким образом, всего будет девять органов, которые сообщаются с небесным дыханием-ци. Возникает вопрос, куда же девались остальные три системы, входящие в классический набор двенадцати каналов? Если даже «забыть» о перикарде и тройном обогревателе, то «куда же делся желчный пузырь как орган и как канал? Подобных «нестыковок» и в этом классическом труде достаточно много…».

       Что касается утверждения г-на Сыча о том, что в работе Чэнь Син-сюаня «из 12 классических каналов правильно указаны только взаимосвязи четырех каналов» и вопроса «куда же делся в работе Нэй-Цзин делся желчный пузырь как орган и как канал?», - отвечаю: у Чэнь Син-сюаня в главе 7, на стр. 145 говорится про 12 органов (а не 9), на стр. 146-147 перечисляются их функции и там же идёт объяснение, почему желчный пузырь отделили от одиннадцати органов: «деятельность всех одиннадцати внутренних органов определяется состоянием работы желчного пузыря»; стр. 151 «Желчный пузырь представляет собой море, где собирается дыхание-ци организма»; стр. 184: «Дыханию-ци придает силу желчный пузырь. Если он нормально работает, тогда не сможет возникнуть в организме патология. Поэтому и говорится, что деятельность одиннадцати внутренних органов определяется желчным пузырем («И-шэнь» или «Исследования по медицине»)». На мой взгляд, если бы автор прочитал эти книги от корки до корки, то его вопросы отпали бы сами собой. Поэтому, читайте, коллеги, древнюю литературу внимательно, с карандашом в руках, а не выдергивайте непонятные для Вас места из текста! В заключение моего отступления хочу сказать, что господин Н.Н. Сыч (2005) вместо того, чтобы попасть в «зеркало научного видения», как он рассчитывал, согласно названию его статьи, явно попал под негативный смысл знаменитой русской пословицы «Что написано пером, того не вырубишь топором», также как и Чэн Линь и Штернисис М. (2004), давшие в своё время в работе [28] «критический» анализ по отношению русских авторов и издателей (см.

       Алексей Михайлович Василенко в статье [11] не оставил без внимания и тот факт, что «место и роль ТКМ в современном здравоохранении до сих пор является ареной оживленной дискуссии. Часть специалистов вообще отделяют ТКМ от специальности «рефлексотерапия». Другие, наоборот, призывают к отказу от утративших, по их мнению, своё значение положений ТКМ, а поэтому руководствуются в своей практике либо сугубо неврологическими, либо новейшими биофизическими подходами» (с.22). Согласно этому делению, я отношусь к первой части специалистов, о чём свидетельствует текст на с. 78–81 нашей (Ахтямов И.Ш., Пальцева И.С., 2009) книги [7].

        «Ниже цитируем текст, поскольку он является ярким свидетельством того, что древние медики имели чёткое представление о тех сложностях, которые могут проявиться в процессе их движения «по пути – дао» («истинного пути иглоукалывания») к постановке диагноза: «Истинный путь иглоукалывания заключается в том, что в первую очередь врач должен упорядочить свой дух, определить состояние пяти внутренних органов, разобраться во взаимодействии и показателях девяти областей, и лишь после этого можно обдумывать, каким образом производится иглоукалывание…» (цит. [29] с.101). Таким образом, у древних медиков было чёткое представление о необходимости постановки диагноза перед лечением, но до анализа их диагностических подходов необходимо уточнить, из каких терапевтических методик состоит метод чжэнь-цзю. Ответ на этот вопрос, который, кстати, является ответом и на другой вопрос, а именно: чем отличается древний метод чжэнь-цзю от современной иглорефлексотерапии, – содержится в трактате «Вопросы о простейшем».

    gallery/sob.19-2

       В начале комментария к вышеизложенному отрывку (см. слайд) укажу, что для многих врачей-рефлексотерапевтов эти этапы «пяти методов» и «последовательность их применения» являются нонсенсом, поскольку они в своей практике ограничены узким кругом «правил» по применению «иголок», прогревания и массажа, то есть лечебных воздействий на наружные покровы организма. Иначе говоря, многие рефлексотерапевты и не думают включать в круг лечебных характеристик метода чжэнь-цзю такие его терапевтические направления по поддержанию здоровья, как, например, «питание организма» и «употребление лекарственных средств». В то же время, у всех на слуху избитая китайская поговорка: «человек есть то, что он ест», а просвещенные специальной литературой знают, что правильность назначения фармацевтических препаратов (начиная с лекарственных трав) в Китае всегда контролировалась посредством пульсовой диагностики. Понятие «упорядочивание духа шэнь», стоящее в списке методов под номером один, рассматривается либо в чисто теоретическом аспекте, т.е. вне прикладного применения его в лечебной практике, либо вообще обойдено вниманием современных исследователей. Иначе говоря, в большинстве своем они не взяли на вооружение изучение основополагающих взаимоотношений между «духом-сознанием» (психические функции) и «телом-формой» (соматические функции), что, в общем-то, и составляет лечебно-диагностическую основу метода чжэнь-цзю, а ограничились анализом тех физиологических констант, которые отражают взаимоотношение между «наружными покровами и внутренними органами» организма. Несомненный интерес вызывает описание четвертого метода: «правильный выбор маленьких и больших камней», – поскольку является своеобразным свидетельством о древности метода чжэнь-цзю, который успешно применялся в каменном веке, так как здесь речь идет о больших и маленьких каменных иглах. Пятый этап, заключающийся «в умении определять состояние внутренних органов – цзан и фу, крови и дыхания-ци» можно рассматривать как с позиции необходимости динамического контроля за процессом лечения методом чжэнь-цзю, так и с позиции наличия неразрывной связи между диагностикой и терапией при лечении данным методом. Общеизвестно, что определенные нарушения со стороны «органов цзан-фу» и каналов (меридианов), а также «крови и дыхания-ци» корректируются конкретными сочетаниями точек акупунктуры, и, на мой взгляд, именно в этом заключается особая привлекательность чжэнь-цзю терапии (правильно поставил диагноз – эффективно вылечил).

       Д.М. Табеева (2006) в книге «Руководство по иглорефлексотерапии: учебное пособие» [30] пишет: «… следует особо отметить, что

    использование вышеизложенных11 электропунктометрических методов исследования не исключает значимости пульсовой диагностики. Как для древней, так и для современной медицины роль пульсовой диагностики в чжэнь-цзю является основополагающей… Поэтому врачам-специалистам следует быть в курсе современных разработок по объективизации характеристик пульса по компьютерной обработки данных – компьютерной пульсометрии» (с.531). Автор «Руководства по иглорефлексотерапии» особо подчеркивает, что «с помощью этого метода диагностики удается не только визуализировать и документировать состояние функциональных систем организма пациента, но и в терапевтических целях осуществлять оптимальный выбор меридианов и точек воздействия на них, контролировать успешность лечения различного вида боли, тех или иных функциональных нарушений, наблюдая за динамикой пульсограмм» (с.534).

       Мы же начиная с 2003 г. рекомендуем отечественным врачам-рефлексотерапевтам использовать в качестве «инструмента» объективизации результатов пульсовой диагностики методы (мануальное мышечное тестирование, терапевтическая локализация, провокация) прикладной кинезиологии, которая, согласно литературным и нашим данным может оказать действенную помощь практическому врачу при исследовании пульса в зоне цунь-коу. Описание алгоритма исследования пульса в зоне цунь-коу я даю тем работам, которые, излагают его наиболее полно и последовательно. Это работы В.Г.Вогралика и Э.С.Вязьменского (1961) «Очерки китайской медицины» [31], А.М.Овечкина (1991) «Основы чжэнь-цзю терапии» [32], Х.Упура и В.Г.Начатого (1992) «Секреты китайской медицины: Очерки» [33], Г.Лувсана (2000) «Традиционные и современные аспекты восточной медицины» [34], В.Н.Леника (2000) «Руководство по Восточной пульсовой диагностике» [35], Чэнь Син-сюаня (2002) «Изложение высшей сущности профессионального понимания древнекитайской медицины» [27], О.К.Наджимова (2004) «Пульсовая диагностка (Восток – Запад). Руководство по диагностике и лечению» [36], Ж.Сулье де Морана (2005) «Китайская акупунктура. Классифицированная и уточненная традиция» [37], К.Шнорренбергера (2007) «Учебник китайской меди, цины для западных врачей» [24].

       Известно, что врачеватели Древнего Китая занимались изучением картины языка больного, пальпацией передней стенки живота и прощупыванием пульсов, причем данные, полученные такими методами обследования, считались ключом к правильной диагностике. Мною (Ахтямов И.Ш., 2003, 2004, 2006; Ахтямов И.Ш., Пальцева И.С. 2009, 2011; Ахтямов И.Ш., Крутов Г.М. 2016) неоднократно подчеркивалось, что значимость пульсовой диагностики для успешного лечения методом чжэнь-цзю не оспаривалась и в современной литературе. 

    gallery/rucenter61108-image-747d58c8-e8e2-46d7-b474-01996d3d51ad

    Слайд демонстрировались во время презентации доклада [10] на Межрегиональной научно-практической конференции, 

    проходившей в Санкт-Петербурге 14–15 мая 2005 года.

       Чэнь Син-сюань (1829) в книге «Изложение высшей сущности профессионального понимания древнекитайской медицины» [27] пишет: «Пульсы субстанций инь и ян распределяются попарно и, таким образом, существует пять групп пульсов. Глубина пульсов (фу или чэнь) говорит о физическом состоянии каналов-пульсов (май). Сила–слабость пульсов говорит о силе волны пульса. Скользящие и шероховатые пульсы свидетельствуют о дыхании-ци пульса. Подвижные – дун – и натянутые как струна – сян пульсы говорят о телесной форме канала-пульса. А учащенность или замедленность свидетельствует о периодичности пульса ритму дыхания» (с.238–239).

    gallery/rucenter61108-image-6a6d0802-b5e2-4f77-b4c1-517fd65c9d9a

       Сообщаю адептам медицинской (прикладной) кинезиологии, работающим в нашей стране и за рубежом, что алгоритм традиционной пульсовой диагностики, описанной в 1829 году Чэнь Син-сюанем (этот алгоритм привожу в виде слайда), лег в основу метода кинезиологической диагностики пульса в зоне цунь-коу.

    gallery/sob.19-5

       В первой части статьи я уже подчеркивал, что именно прикладная кинезиология (ПК) сумела адаптировать основной инструмент метода чжэнь-цзю – пульсовую диагностику в зоне цунь-коу – к применению специалистами с западной логикой мышления. Впервые о пульсовой диагностике (после адаптации её посредством прикладной кинезиологии) в зоне цунь-коу, как о доступном способе контроля эффективности воздействия на точки акупунктуры, мною было сообщено в 2003 году [38]. В 2004 году в учебном пособии «Иглорефлексотерапия с основами прикладной кинезиологии» [5] я, анализируя работу Sheldon S Deal (1998 [39], 2002 [40]), писал, что пульсовая диагностика в зоне цунь-коу, адаптированная посредством ПК, даёт возможность эффективно контролировать подбор дистальных точек (античных точек, точек 5 элементов). Иначе говоря, утверждал, что внедрение методов прикладной кинезиологии в акупунктуру даёт уникальную возможность проводить лечение в индивидуальном порядке, под контролем пульсовой диагностики (адаптированной ПК). Конкретно это возможность «отдифференцировать» уровень воздействия на точки акупунктуры основных и мышечно-сухожильных каналов (меридианов), последовательность их применения, время воздействия, а также метод (тонизирующий, седативный) воздействия.

    gallery/rucenter61108-image-dd30bc3b-57ef-4920-b00a-7d7a535e8882
    gallery/sob.19-7

    Слайды демонстрировались во время презентации доклада [10] на Межрегиональной научно-практической конференции, 

    проходившей в Санкт-Петербурге 14–15 мая 2005 года.

        Далее – информация, адресованная тем кинезиологам, которые невнимательно читают   работы классиков ПК. Дэвид С. Вальтер (1992) в книге «Прикладная кинезиология» [41] пишет: «Понимание языка тела, системы меридианов улучшает способность человека

    понимать, какая дисфункция вызывает симптоматику, даже если не диагностирован никакой патологический процесс. Врач, не знающий о системе меридианов, пропускает многое из телесного языка, который дает ключи к пониманию многих проблем со здоровьем. Прикладная кинезиология (ПК) дополняет способность понимать язык тела своими методами. Меридианную терапию в прикладную кинезиологию Гудхарт ввел еще в 1966 году... Между меридианной терапией и хиропрактикой вообще много параллелей. Хиропрактики влияли на уровень энергии в меридианах с самого начала существования этой профессии, то есть с 1895 года… Мы найдем много способов влияния на систему меридианов, при помощи хиропрактических манипуляций с позвоночником и конечностями. Многие из рефлекторных точек, используемых в разных техниках хиропрактики, совпадают с точками акупунктуры… Система меридианов является пятым из пяти факторов МПО. Гудхарт обнаружил, что мышцы, показывающие при тесте слабость, иногда связаны с дисбалансом энергии в системе меридианов. Связь «меридиан–мышца» очень близка ранее обнаруженной ассоциации «мышца–орган/железа» (c.253–254).

       В книге «Перспективные направления рефлексотерапии» / Тезисы докладов Международной научно-практической конференции – СПб., 2005. – с.30–31, нами (Ахтямов И.Ш., Валенкова В.А., Васильева Л.Ф., 2005) были представлены тезисы доклада «Диагностика состояния каналов акупунктуры посредством мануального тестирования мышц, ассоциированных с меридианами» [42], но этот доклад оргкомитет не пропустил, поэтому я докладывал другую работу [10].

    gallery/sob.19-8

       В 2005 году, во время презентации доклада [10] на Международной научно-практической конференции, демонстрируя приведенный слайд, я рассказал, как два великих француза – основоположники европейской акупунктуры – вели ожесточенный спор12 по узловому вопросу китайской медицины – пульсовой диагностике. Сулье де Моран сосредоточился на изложении (и внедрении в практику европейских специалистов) пульсов зоны цунь-коу, а А. Шамфро (1963) в работе [43], наоборот, призывал отказаться от неё, критикуя за чистую субъективность, в пользу девяти «пульсов индикаторов», то есть рекомендовал исследовать пульсы трёх частей тела (Небо, Земля, Человек13), и при этом подчёркивал, что их можно объективизировать аппаратным методом (пьезографическое исследование).

       Однако оба автора, отстаивая свои взгляды, пропустили главное, а именно: в задачу китайской пульсовой диагностики входило введение соотношения между «пульсами крови» (в частности точки жэнь-ин) и «пульсами энергии» (пульсы зоны цунь-коу), что и являлось своего рода гарантом получения высокой эффективности при лечении методом чжэнь-цзю. Сейчас известно, что эта задача вполне разрешима с помощью прикладной кинезиологии, основоположниками которой были, кстати, представители западной медицины. И остаётся только сожалеть, что А. Шамфро не дожил пару лет до выхода работы основоположника прикладной кинезиологии Дж. Гудхарта (1964), внедрившего

    в практику врачей-клиницистов метод мануального мышечного тестирования, который даёт возможность объективизировать пульсы цунь-

    коу отнюдь не аппаратным методом. Об этом я писал в последующих работах [6,7] и коротко коснулся (демонстрируя знаковый слайд) во время своего доклада «Актуальность применения методов традиционной медицины во врачебной практике. Презентация коврика для занятий практикой цигун «МИШАНЯ» на Поволжском конгрессе «Интегративная медицина в спорте, физической культуре и оздоровлении населения».

       Аспекты проведения пульсовой диагностики в зоне цунь-коу под контролем методик ПК сообщались в докладах в 2006 году на Международном конгрессе «Рефлексотерапия и мануальная терапия в XXI веке» [44], а в 2007 году – на V Всероссийском съезде специалистов лечебной физкультуры и спортивной медицины [45].

       Дэвид С. Вальтер в книге «Прикладная кинезиология» [44], описывая клинические проявления меридианного дисбаланса, пишет, что «основными методами диагностики, используемыми в прикладной кинезиологии (ПК), являются тепловая диагностика, пульс,

    терапевтическая локализация точки тревоги и мануальное мышечное тестирование. Тесты Риодораку и точек Акабане не являются частью ПК, однако их можно рекомендовать для более тщательной диагностики и понимания меридианной системы» (с.291).

    gallery/rucenter61108-image-0924037b-3ff9-4d28-8d44-a73d3729e7ab

       Как видно из вышеизложенного, один из классиков прикладной кинезиологии (впрочем, как и все остальные) начисто игнорирует понятие органов цзан-фу, которые, согласно воззрениям древних, обеспечивают жидкостный обмен в организме человека и связаны между собой не только крово- и лимфообращением через наружные покровы тела (уровень основных и вторичных каналов), но и ликвородинамикой (уровень чудесных меридианов). В работе [9] я ссылаюсь на Чэнь Син-сюаня [27], который помог мне уяснить общую ошибку западных исследователей китайской традиционной медицины, считающих органы цзан-фу простым атрибутом каналов и принизивших роль органов в процессе циркуляции жидкостей в организме. Хочу отметить, что эта недооценка роли органов в западной науке долгое время присутствовала при описании понятия гомеостаза. Так, А.Д. Ноздрачев, М.П. Чернышева (1989) в книге [46] «Висцеральные рефлексы», в разделе «Висцеральные рефлексы и гомеостаз» пишут: «Среди целостных реакций организма, определяющих само его существование, поддержанию постоянства внутренней среды принадлежит особая роль... (эту цит. см. в книге [9] с.98 или в книге [46] с.119–120). Согласно древневосточной медицине, единый человеческий организм («океан водной энергии») состоит из взаимосвязанных частей, представленных следующими уровнями воздействия: уровень органов цзан-фу, уровень «четырех морей», 8 «чудесных меридианов» (каналами), 12 основных каналов и 15 вторичных (ло) каналов. Воздействие осуществляется через определенные точки (точки-шу органов цзан-фу, точки «моря», «входа и выхода моря», точки-«ключи» чудесных меридианов; стандартные пункты основных каналов, включающие и точки «ло»), в том числе и точки «пяти элементов» («водного потока», «агрессивной внешней энергии»). Поэтому напоминаю, что в китайской медицине:

    gallery/rucenter61108-image-582e59bc-e6e9-408a-8aeb-c85046534bf6

        В разделе «Методы стимуляции точек» Дэвид С. Вальтер пишет: «Большинство кинезиологов не пользуются иглами для воздействия на систему меридианов… Использование игл без глубоких познаний в значительной степени способствует возникновению ятрогенных проблем. В прошлом автор пользовался иглами, но методами прикладной кинезиологии стал получать результаты не меньшей эффективности…» [41] (с.259). К сожалению, автор остался на уровне «ян» воздействия, в то время опыт китайской медицины свидетельствует о необходимости комплексного «инь–ян» воздействия, которое достигается только за счёт укалывания иглами. Это в какой-то мере объясняет, почему кинезиологи слабо знают традиционную китайскую медицину. Кинезиологи также «забывают», что эффективность лечения китайской медицины зависит от включения как медитативных аспектов практики цигун, так и самой чжэнь-цзю, т.е. обеих частей единой китайской медицины.

       Больные, обращающиеся к врачам, владеющим методом прикладной кинезиологии, бывают просто поражены тем, как доктор, используя

    мануальное мышечное тестирование (ММТ), определяет время начала заболевания, время начала приема и длительность приема лекарств, время воздействия на ТА и необходимую длительность процедуры и т.д. Методика ММТ была разработана в США (Дж. Гудхарт, 1964) и введена в практику отечественной медицины относительно недавно. Начало ее введения относится к 90-м годам, и происходило оно под руководством яркого представителя ортодоксальной медицины профессора-невролога И.Р. Шмидт. В России уже подготовлено более 4000 специалистов, владеющих ММТ в рамках прикладной кинезиологии и основная роль в этом принадлежит д.м.н. профессору Л.Ф. Васильевой, заведующей кафедрой прикладной кинезиологии Российской академии медико-социальной реабилитации, директору Академии медицинской кинезиологии и мануальной терапии. (см. Международный конгресс и книги по кинезиологии. История развития прикладной

       Суть прикладной кинезиологии (ПК) изложена профессором Л.Ф. Васильевой (2010) в статье «Прикладная кинезиология как синтез классической и традиционной медицины» [47]: как часть традиционной медицины, ПК (так же, как и мануальная терапия, иглорефлексотерапия, гомеопатия) подходит к пониманию организма как системы функциональных взаимосвязей, а к заболеванию – как к дезадаптации организма к внешним и внутренним факторам. Автор пишет, что, если специалист классической медицины может обойтись знаниями в своей узкой специальности, то для врача-кинезиолога это не реально. Ему необходимо быть и рефлексотерапевтом, и гомеопатом, и мануальным терапевтом, но самое главное – отличным кинезиологом, ибо только кинезиология собирает все взаимовлияния в единое целое и обладает биологической обратной связью с организмом пациента, подтверждая для себя и пациента правильность выбранного пути. Профессор Л.Ф. Васильева приходит к выводу: ПК – не усредненный, а индивидуальный подход к нервной системе, а врач ПК – это функциональный невролог, оценивающий адаптационные резервы всей нервной системы и использующий интегративный подход для восстановления и увеличения резервов нервной системы.

       В 2006 г. в работе «Чжэнь-цзю терапия с основами прикладной кинезиологии» [6] мною было отмечено, что именно исследование мышечного тонуса, т.е. «специфического непроизвольного напряжения мышц» (Бадалян Л.О., 2001 [48]), проприорецепция от которых берет на себя «ведущую роль в системе рефлекторной трофики всего организма, обеспечивая постоянный и достаточный уровень трофики всех органов и систем» (Могендович М.Р., 1966 [49]), является объединяющим фактором для таких медицинских дисциплин, как клиническая неврология, мануальная терапия, остеопатия, прикладная кинезиология и чжэнь-цзю терапия, основу которой составляет «клиническая диагностика балансированного состояния активности энергии в канально-меридианальной системе». Профессор И.Р.Шмидт (1994) в своей работе [50] пишет, что «…каждый канальный (меридиональный) дисбаланс – это связующее звено между мышечным тонусом и всеми остальными субстанциями (механической, химической, эмоциональной) тела человека», составляющими «триаду здоровья».

       Концепция «триады здоровья», выдвинутая еще в 1910 году D.D.Palmer, отражает целостный подход к человеку, организм которого может быть представлен в виде равностороннего треугольника, стороны которого представляют структурную, химическую и психическую составляющие. Значимость каждой из них в сохранении гомеостаза равновелика. Если в системе взаимодействия этих трех составляющих имеется нормальный баланс, то человек здоров, но если хотя бы в одной из составляющих имеется любая патология или дисфункция, возникает дисбаланс во всей системе, что требует диагностики и коррекции всех трех составляющих» (Шмидт И.Р., 2002 [51]; Walter D.S., 1992 [52]). В 2006 г. в книге «Чжэнь-цзю терапия с основами прикладной кинезиологии» [6] я предложил усовершенствовать символическое представление компонентов здоровья человека, изобразив их в виде пирамиды («пирамиды здоровья»), в основание которой ложится канально-меридианная (энергетическая) система, а остальные субстанции представлены гранями этой пирамиды. В 2016 г. в книге «Модернизированная китайская пульсовая диагностика под кинезиологическим контролем» [9] Г.М. Крутов предлагает свой вариант представления энергетической составляющей здоровья как равноправной с остальными субстанциями, при этом все компоненты образуют квадрат («квадрат здоровья»).

       Дэвид С. Вальтер в книге «Прикладная кинезиология» [41] сообщает: «В ПК акцент при осмотре делается на все три стороны триады здоровья, и терапевтическое усилие направляется на основную причину проблемы… Обследование методами прикладной кинезиологии помогает определить основную причину проблем здоровья. Структурный фактор легко оценивается в статике и динамике тела. Нейромышечная реакция тела на химические вещества помогает оценить эффект питания и вред химических веществ. Проникнуть в эмоциональное состояние пациента можно при оценке нервной системы, используя мануальное мышечное тестирование. Психические состояния могут иногда быть улучшены при помощи питания и структурных коррекций, определённых при мануальном мышечном тестировании (с.21).

       Из литературы известны несколько вариантов применения мышечного тестирования в акупунктуре: тест Акабане (термоалгический тест) вызывает сокращение мышц-сгибателей (активация защитного сгибательного рефлекса в ответ на болевой раздражитель); «двупальцевой О-кольцевой тест OMURA» – дозированная прессура на сочувственные точки вызывает ослабление изометрического сокращения мышц-сгибателей кисти. Акупунктура основана на принципах рефлекторной деятельности нервной системы, что, в свою очередь, свидетельствует о целесообразности оценки ее лечебного эффекта с позиций контроля функционального состояния нервной системы. Основным критерием состояния нервной системы является скорость процесса возбуждения. Поэтому, если ввести мышцу в состояние изометрического напряжения и произвести ее растяжение, то в норме мышца должна активировать стрэч-рефлекс и ответить сокращением. Если процессы возбуждения в нервной системе заторможены, то мышца в ответ на растяжение не реагирует сокращением. Этот механизм лежит в основе дополнительного мануального (т.е. не аппаратного) способа контроля результатов пульсовой диагностики.

    gallery/rucenter61108-image-87b4a8af-b301-42d0-9c45-5a02c531a509
    gallery/rucenter61108-image-c12fbd43-5ecc-40c2-bb4a-09846f6361a2
    gallery/rucenter61108-image-75343856-f091-49a7-83b5-db9d8833c58a
    gallery/rucenter61108-image-55050224-299c-4bf3-8845-052d2833b42d
    gallery/sob.19-15

        В 2011 году в работе «Китайская хронопунктура с позиций прикладной кинезиологии (теория и практика). Часть II. Практические аспекты» [8] мы (Ахтямов И.Ш., Пальцева И.С.) отмечали, что уже в публикациях XIX в. приводились данные о том, что состояние мышц и фасций является показателем состояния организма в целом. Так, за 134 года до открытия Дж. Гудхартом мануального мышечного тестирования, то есть в 1829 году Чэнь Син-сюань [27], после обобщения материала более чем 300 древних источников, приходит к выводу, который приведен им в книге «Изложение высшей сущности профессионального понимания древнекитайской медицины», в разделе «Функции мышц и плоти»: «...показателем состояния организма являются мышцы» (с.196). Напомню, что великий русский физиолог и психолог И.М. Сеченов спустя 34 года написал знаменитую книгу «Рефлексы головного мозга» [53], а наиболее часто цитируемые слова в ней следующие: «Все внешние проявления мозговой деятельности действительно могут быть сведены на мышечное движение» (с.29). Выдающуюся заслугу И.М. Сеченова по достоинству оценил А.Л. Чижевский (1887–1964) в работе «Космический пульс жизни. Земля в объятиях солнца. Гелиотараксия» (1930) [54]: «Приведение бесконечной сложности психических явлений к одному знаменателю [мышечное движение] – это гениальное упрощение предмета – истинная заслуга Сеченова» (с.625).
       И.М. Сеченов (1863) уже в работе «Рефлексы головного мозга: Попытка свести способ происхождения психических явлений на физиологические основы» [53] объяснил физиологическую основу того, что позднее (Goodheart G., 1964) получило название мануального мышечного тестирования: «в мысли есть начало рефлекса, продолжение его, и только нет, по-видимому конца – движения. Мысль есть первые две трети психического рефлекса» (с.97). Слова из более поздней работы И.М. Сеченова (1878) «Элементы мысли» [55], где он пишет «о способности двигательных реакций служить соединительным звеном между смежными впечатлениями», еще раз свидетельствуют в пользу высказанного нами ранее соображения, что физиологическая основа мышечного тестирования в свое время была изложена великим русским физиологом и психологом.
       При рассмотрении этапов и правил мышечного тестирования следует обратить внимание на выражение «рука врача – барьер для движения». И.Р.Шмидт пишет, что для того, чтобы тестирование не превратилось «в силовую борьбу между врачом и пациентом», пациент должен насколько возможно сильно напрячь мышцу и толкать руку против усилия врача (в направлении тестового движения) в течение 1–2 с» ([51] с.10). Лишь после этого возможно осуществление врачом кратковременного растяжения мышцы больного. В этом и состоит качественный анализ мышечного сокращения, упомянутый выше и впервые предложенный Goodheart G. [56]. В его основе, как мне представляется, лежит так называемый «механизм «СТОП», описанный Г. Гурджиевым в работе [57] и развитый Р. Ошо в его системе Динамической медитации [58]. В свое время Ошо писал, что гипноз – это остановка («СТОП») движения глаз. Известны «танцы» учеников Гурджиева (проиллюстрировавшие его «четвертый путь»), которые заканчивались вхождением в состояние медитации при выполнении внезапной остановки движения тела (также по механизму «СТОП»). Так называемый «механизм «СТОП» хорошо укладывается в описание И.М. Сеченовым способности человека путем рефлексов задерживать движения: «...человек, путем часто повторяющихся ассоциированных рефлексов, выучивается группировать свои движения, он приобретает (тем же путем рефлексов) и способность задерживать их» ([53] с.97).

       В статье от 19.09.2019 «
    Международный конгресс и книги по кинезиологии. История развития прикладной кинезиологии в России» я упоминал о предисловии Дж. Шейфера (2019) к книге «Руководство по мышечному тестированию. Функциональная оценка, миофасциальные триггерные точки, меридианные взаимосвязи» [59], в котором он выражал опасение, что, «столкнувшись с мистическим ореолом ПК, можно диагностировать все что угодно, от аллергии и эмоциональных состояний до дисбалансов энергии Дзен, можно быстро утратить понимание того факта, что все это в сущности зависит от точности мышечного тестирования» (с.12). Там же я написал, что опасения Дж. Шейфера может развеять глава 12 «Работает ли мышечный мониторинг?» в книге «Энергетическая кинезиология: принципы и практическое применение» [60] (авторы Чарльз Т. Кребс, Таня О’Нил МакГоуан, 2018). И этот раздел я заканчивал словами: ЭТУ ГЛАВУ НАДО ПРОСТО ШТУДИРОВАТЬ! Прочитайте статью "Международный конгресс и книги по кинезиологии. История развития прикладной кинезиологии в России".
        Для тех, кто ленится нажать на кнопку сайта, повторю еще раз: лично для меня важно понимание и признание авторами того факта, что «мышечный мониторинг разговаривал с подсознанием», а об этом ранее (2005) писал профессор медицины, молекулярный биолог Брюс Липтон
    14. Читая доклад на международном конгрессе по остеопатии в городе Казани (Osteopathy Open 2017), (ссылка на остеопатия опен) я неоднократно повторял, что при ММТ мы «влезаем в подсознание пациентов», и при этом (начиная с 2011 года, то есть с года написания книги [8]) думал, что я самый умный. И вот, только в 2019 году, прочитав работы Брюса Липтона [25] и Чарльза Т.Кребса с соавт. [60], которые перевели на русский язык и издали в России (огромное спасибо издателям), узнал, что такой умный не я один.
       Далее, в принципе соглашаясь с мнением Дж. Шейфера в книге [41] по поводу точности мышечного тестирования, хочу сказать, что ему незачем беспокоиться в отношении и пульсовой диагностики, которая определяет «дисбаланс энергии Дзен» (а если быть точным, энергии ци (в каналах цзин и ло) и праны (в чакрах). Дело в том, ещё в 1829 году Чэнь Син-сюань в книге «Изложение китайской медицины» («Изложение высшей сущности профессионального понимания древнекитайской медицины») [27] написал: «Чтобы приблизиться в точности к высшей истине, необходимо при определении диагноза совмещать все три способа, а именно: визуальный осмотр, прослушивание и задавание вопросов и исследование пульсов, и лишь на основании полученной информации следует судить о характере заболевания и степени развития болезни, не боясь ошибиться» (с.274). Более подробно я этот вопрос освещу в третье статье.
        Лично у меня вызывает недоумение тот факт, что за всю 55-летнюю историю кинезиологии ее последователи, к сожалению, так и не вышли за пределы канально-меридианной системы, ограничиваясь в основном каналами цзин и ло, выпуская из виду органы цзан-фу, а пульсовая диагностика до сих пор проводится на лучевой артерии у запястья, т.е. на уровне зоны цунь-коу . При этом я не забываю о заслуге Гудхарта, описавшего «дополнительные пульсовые точки сосуда зачатия и управляющего сосуда, расположенные дистально от стандартной точки» ([9] с.293) – или, по-другому, это точки 10 I юй-цзи справа и слева.
       Д. Лиф (2013) в книге «Прикладная кинезиология: руководство в таблицах», том 1 [61], пишет, что «классическая меридианная медицина включает 4 базовые метода лечения: 1. Стимуляция меридианных точек для уравновешивания распределения энергии в организме. 2. Изменение питания, а также применение трав. 3. Манипуляции на позвоночнике. 4. Психотерапия посредством медитации и интроспективного анализа...» (с.40). Д. Лиф – один из немногих из авторов, кто воспроизводит ряд «методов иглоукалывания в Поднебесной, изложенных в Трактате «Вопросы о простейшем» [29] (с.101). К сожалению, он не рассматривает «пятый метод», который «заключается в умении определять состояние внутренних органов-цзан и фу, крови и дыхания-ци. И, в отличие от древних, которые на первое место ставили «метод упорядочивания духа-шэнь», он не акцентирует на нем внимание, хотя отмечает роль эмоциональных сдвигов, которые предлагает лечить методом «психотерапии посредством медитации».
        На сегодняшний день уже не вызывает сомнений тот факт, что древняя китайская и современная психосоматическая медицина имеют немало точек соприкосновения. Положение древневосточной медицины о том, что эмоциональные расстройства являются внутренним источником «повреждения циркуляции ци и крови», обусловливающим развитие болезни, созвучно современным взглядам о роли эмоций в развитии патологии. Согласно этим взглядам, слишком длительное и чрезмерно аффективное напряжение, обусловленное страхом, гневом и другими отрицательными эмоциями, «означает мобилизацию всех энергетических ресурсов организма, огромную нагрузку на ряд важнейших физиологических систем», вызывая при этом «особую физиологическую реакцию центральной нервной системы (с функциональным преобладанием лимбических отделов) при одновременной гиперфункции и дисфункции всех вегетативных структур» (Вейн А.М., Соловьева А.Д., Колосова О.А., 1981, [62]), что ведет к «снижению энергетического уровня корковых процессов, контролирующих функцию подкорковых аппаратов» (Тополянский В.Д., Струковская М.В., 1986, [63]). Это, в свою очередь, способствует «ослаблению умеряющего коркового влияния на протопатическую чувствительность» (Аствацатуров М.И., 1939[64]) и «реализует важнейшее условие психосоматических переключений – развитие соответствующих изменений в гипоталамической области вследствие повышенной автономности и растормаживания подкорковых образований» (Тополянский В.Д., Струковская М.В., 1986, [63]).
       Значимость эмоций для человеческого организма была открыта древними медиками несколько тысячелетий назад и подтверждена современными психофизиологическими исследованиями, показавшими, что «эмоции охватывают весь организм, они придают состоянию человека определенное биологическое качество» (Э.Гельгорн, Дж.Луфборроу (1966), [65]). Наиболее отчетливо понятие о «биологическом качестве» отражено в словах академика П.К.Анохина (1966), приведенных в предисловии к русскому изданию монографии «Эмоции и эмоциональные расстройства. Нейрофизиологическое исследование» [65]: «…Производя почти моментальную интеграцию (объединение в одно целое) всех функций организма, эмоции сами по себе могут быть абсолютным сигналом полезного и вредного воздействия на организм, часто предшествуя определению локализации воздействия и конкретному механизму ответной реакции организма. Именно благодаря эмоциям организм быстро оценивает характер воздействия, руководствуясь самым древним и универсальным критерием всего живого – стремлением выжить; это и придало эмоциям универсальное значение в жизни организма» ([65] с. 10-11).
        П.К.Анохин (1975) в работе «Очерки по физиологии функциональных систем» [66] особо оговаривал, что «санкция на выполнение того или иного действия осуществляется после афферентного синтеза обстановочных, пусковых сигналов и прошлого опыта при обязательном учете доминирующей в данный момент мотивации», причем, наряду с мотивацией, результаты контролируются «эмоциональными аппаратами», т.е. эмоции рассматриваются «как интегративные аппараты оценки полезного или вредного, как пеленг полезного» ([66] с.).
       Один из создателей теории дифференциальных эмоций К.Э.Изард (1991) в книге «Психология эмоций» [67] подчеркивает, что «соматические реакции на умеренную эмоцию не столь интенсивны, как бурная реакция на яркое эмоциональное переживание, но продолжительность подпороговой эмоции может быть долгой. То, что мы называем «настроением», обычно формируется под воздействием именно таких эмоций. Пролонгированная негативная эмоция, даже умеренной интенсивности, может быть крайне опасной и, в конце концов, чревата даже физическими или душевными расстройствами...» ([67] с.35).
        Мантэк Чиа и Дао Хуан (2005) в книге «Дверь в мир чудес» [68] пишут: «С точки зрения китайцев, настроение и его эмоциональная деятельность связаны с организмом и холистически проявлены. На Западе эти понятия определяют преимущественно биологически и интерпретируют с точки зрения психологии. Даосы объясняют происхождение стресса в качестве смешанной реакции между желанием и настроением. Если не будет желания, настроение останется стабильным. Если желание слишком сильное, возникнет непреодолимая эмоциональная реакция. Если внутренние органы больше не могут упорядочивать друг друга, то нездоровая Ци изменит здоровое состояние тела. Соматический беспорядок и психосоматические симптомы появляются в качестве характеристик стресса тела/разума» ([68] с.169).
        Здесь будут уместны слова В.Д.Тополянского и М.В.Струковской (1986) из замечательного руководства для врачей «Психосоматическиие расстройства» [63]. Актуально и вполне созвучно авторам книги Мантэк Чиа, Дао Хуан [68] их точка зрения изложена языком современной западной науки в конце I главы («Нейрофизиологические предпосылки психосоматических расстройств») книги [63]: «Сокращение энергетических ресурсов нервных процессов, определяющих жизненный тонус организма, заметно уменьшает потенциальные защитно-приспособительные возможности последнего, его активность по отношению к окружающему миру и резистентность ко всякому условно-патогенному воздействию вообще (так называемый психосоматический иммунитет)... Предупреждение психосоматических расстройств означает, с этой точки зрения, всемерное повышение толерантности организма к стрессовым влияниям (сюда входят не только физическое, но и психологическое закаливание и тренинг, не только регламентация бытовых и производственных нагрузок, но и выработка способности к эффективному решению жизненных задач, рациональному изменению самооценки и безболезненному снижению уровня своих претензий)» ([63] с.28–30).
        Чэнь Син-сюань (1829) в книге «Изложение высшей сущности профессионального понимания древнекитайской медицины» [27] приводит цитаты из Канонов, касающиеся «долгой жизни»: 

    gallery/sob.19-16


       «В «Каноне» говорится, что покой является основой сохранения духа-шэнь, а беспокойство ведет тебя к гибели. Если хочешь сделать свою жизнь долгой, то сердце и дух твой должны пребывать в безмятежности и покое. Нужно избегать чрезмерного воздействия ветра, холода, жары и влаги. Нужно соблюдать постоянную умеренность, когда движешься, стоишь, сидишь или лежишь. Пресекая желания, ты питаешь семя-цзин, устремляя взгляд вовнутрь, ты питаешь дух-шэнь. Нельзя утомлять себя раздражением, ибо это напрасный расход энергии ци» ([27] с.24–25).
       Следующий слайд «Психосоматический иммунитет» отображает определенное единство взглядов современных отечественных авторов (В.Д. Тополянский, М.В. Струковская, 1986) книги «Психосоматические расстройства» [63], предложивших в своё время понятие «психосоматический иммунитет», как с современными зарубежными авторами – Мантэк Чиа и Дао Хуан (2005), так и великим китайским автором XVIII столетия Чэнь Син-сюанем (1829).

    gallery/sob.19-17

       В книге «Анализ характера» [69] В.Райх писал: «После 1935 года, когда был открыт оргастический рефлекс15, акцент характерно-

    аналитической работы сместился в область соматики… Оргонная биофизика16... с самого начала имела дело с центральной проблемой психиатрии – с эмоциями... «Слово «эмоции» буквально означает «движение, направленное вовне», «выступающий вперед». Микроскопические исследования амебы свидетельствуют о том, что при воздействии слабых электрических стимулов смысл термина «эмоция» (emotion) становится однозначным. В своей основе эмоция является проявлением движения плазмы. Приятные стимулы вызывают «эмоцию» протоплазмы от центра к периферии. И, наоборот, неприятные стимулы провоцируют «эмоции» – или скорее «ремоции» (remotion) – удаление от периферии к центру организма. Два основных направления биофизического течения плазмы соответствуют двум основным аффектам психического аппарата удовольствия и тревоги» ([69] c.368–369). Автор писал: «Психическая энергия должна возникнуть из простого физиологического и механического поверхностного напряжения различных тканей, в частности, вегетативной системы, а также кровеносной и лимфатических систем. Нарушение физиологически-химического равновесия, порожденного этим напряжением, могло бы стать скрытой двигательной силой деятельности и по последним данным еще и мышления» ([69] с.294).
       Л.Е.Панин и В.П.Соколов (1981) в работе «Психосоматические взаимоотношения при хроническом эмоциональном напряжении» [70] подчеркивали, что «на уровне высшей нервной деятельности влияние нервных механизмов на состояние внутренней среды оказывается очень сложным, а сама внутренняя среда (то есть кровь, лимфа, тканевая жидкость) «представляет собой прекрасный индикатор состояния психосоматических взаимоотношений. Анализ этих взаимоотношений представляет огромный интерес не только для понимания всей сложности механизмов адаптивного поведения человека, но и для выяснения патогенеза тех заболеваний, которые принято относить к психосоматической патологии» ([70] c.6–7).
       В.Райх (1935) в книге [69] объясняет, что применение техники оргонной терапии
    17 «...включает в себя характерно-аналитическую терапию и вегетотерапию. Общая цель здесь – мобилизация плазматического потока пациента... Это совершенно очевидно при вазомоторных изменениях. В каждом случае, продуцируем ли мы воспоминания, разрушаем защитные механизмы [психики] или устраняем мышечные спазмы, мы работаем с оргонной энергией организма. Разница только в действенности методов; воспоминание не вызовет прорыва аффекта, который может произойти, скажем, при разрушении диафрагмального блока» ([69] с.369).
       В Трактате Желтого Императора Часть I. Вопросы о простейшем [29] имеется текст, прочитав который понимаешь, что древние медики Поднебесной также занимались «разрушением диафрагмального блока»: «… Когда закрывается диафрагма, нарушается сообщение между

    верхней и нижней частями организма, то данные заболевания возникают в результате сильных огорчений. Если у больного неожиданное

    нарушение циркуляции18, он глохнет, нарушается дефекация и мочеиспускание, образуются внутренние застои в организме, то все это происходит в результате сильного истощения внутреннего дыхания-ци» ([29] c.88).
       А.Лоуэн (1990) в книге «Психология тела: биоэнергетический анализ тела» [71] написал: «Когда я начал изучать медицину (мне было тогда тридцать шесть лет) ... Не рассматривались даже такие важные эмоции, как страх, гнев и грусть, так как считалось, что это явления психологические, а не физиологические. Боль изучалась лишь исходя из неврологической и биохимической точек зрения, ну а чувствами удовольствия вообще никто не занимался несмотря на то, что оно представляет такую мощную силу нашей жизни» ([71] с.35).
       Отечественный невролог М.И.Аствацатуров (1939), описывая древнейшие филогенетические механизмы защиты целостного организма в борьбе за существование и адаптации к условиям внешней среды, связал между собой боль, грусть и тоску, как «очень родственные друг другу психические состояния, связанные общностью биологических корней и тождеством физиологических функций». Согласно автору, именно боль, встречающаяся уже у низших позвоночных, («выступает в итоге как своего рода сигнал опасности и неблагополучия, какой-то угрозы для организма») и является способом «привлечь его внимание», чтобы прекратить дальнейшее повреждение» [64].
       П.К.Анохин, В.И.Орлов, Л.Г.Ерохина (1976) в статье «Боль» [72], опубликованной в БМЭ, рассматривали боль «как интегративную функцию организма, которая мобилизует самые разнообразные функциональные системы для защиты организма от воздействия вредящего фактора и включает такие компоненты, как сознание, ощущение, память, мотивации, вегетативные, соматические и поведенческие реакции, эмоции» [72].
       В.Д.Тополянский и М.В.Струковская (1986) в книге «Психосоматические расстройства»[63] подчеркивают: «Нейрогуморальные сдвиги,

    вызванные эмоциональным возбуждением, порождают в этой системе19 соответствующие нейродинамические изменения, психическим

    проявлением которых оказывается боль20. Известная специфика психосоматических нарушений определяется в конечном счете лишь биологическим обоснованным регрессом чувствительной функции на филогенетически более древнюю ступень...Иначе говоря, боль (универсальный коррелят любого неблагоприятного или повреждающего воздействия на организм, психическое дополнение к защитному рефлексу) – это прежде всего негативное эмоциональное переживание, общий элемент всех неприятных (в том числе и депрессивных) состояний» ([63] с.40).
       Более чем полвека назад Ж.Сулье де Моран (1957) в книге «Китайская акупунктура» [37] написал: «Нельзя искоренить древнюю китайскую мысль, что всякая духовная или моральная функция человека неотделима от его органов... Китайские трактаты рассматривают человеческое существо, состоящее из трех элементов, составляющих личность: Шэнь, Хунь и По. Отрывок из Нэй Цзин (XXVIII век до н.э.) показывает связи между этими элементами (Лин Чу VIII, 6 строка): «Когда Хунь и По поражены, наступает депрессия, забвение. Когда нет больше Шэнь, нет больше того, что должно быть Человеком...» ([37] с.184). «К Шэнь, Хунь и По добавляют, как имеющих свое «жилище» в некоторых органах, те [понятия], которые, бесспорно, один – духовного, другой – психического качества (плана): Чжи и И» ([37] с.186). В другой книге [73] автор отметил, что «…наша современная медицинская психология четко различает непроизвольные импульсы бессознательного, с трудом замечаемый контроль в подсознании и картины реальности, четко контролируемые и сопоставляемые сознательным. Она начинает изучать связи между психикой и функционированием эндокринных желез и внутренних органов» (цит. [73] с.81). В связи с этим укажем, что несомненный интерес специалистов по акупунктуре вызывают две последние работы Э.И. Гоникман (2007) – «Тайная сила великих желез» [74, 75].
       Э.И.Гоникман (2003), автор книги «Психосоматика в восточной медицине. Клиника. Акупунктура. Гомеопатия» [76], считала, что для западной медицины «характерно дифференцированное отношение к патологии физического тела, с одной стороны, и умственной и духовной сфере, с другой. В настоящее время это обстоятельство является одной из причин кризисного положения западной медицины» (цит. [76] c.7). В то же время Э.И.Гоникман особо подчеркивала, что «китайская классика всегда объединяла ментальные аспекты с духовными и телесными, что сформировало изначально психосоматическую медицину» (цит. [76] с.7). Следующее ее заключение: «Китайская классика связывает патофизиологические процессы в организме, а также внешний облик человека с уровнем его духовного начала Шэнь. Гормональная субстанция Цзин, энергия Ци и кровь Хуэй являются основой для формирования сильного Духа Шэнь» (цит.[76] с.64), – выводит древнюю психосоматическую медицину на уровень современной медицинской психологии.
       Трактат Желтый Император о внутреннем. Часть первая: Вопросы о простейшем зафиксировал утверждение древних медиков Поднебесной, что «если накапливается семя-цзин, светится дух-шэнь, сохраняясь в пяти органах-цзан, тогда дыхание-ци движется в организме в гармонии и равновесии» ([29] с.89). «Однако, если семя-цзин и дух-шэнь не действуют, если эмоции и мысли не упорядочены, тогда заболевание нельзя вылечить. А ведь в настоящее время у больных семя-цзин уже испорчено, а дух-шэнь уже растрачен, так что питательная и охранительная функции, ин и вэй, не могут восстановить¬ся. И как вы думаете, почему это происходит? Да потому, что желаниям и стремлениям нет предела, а внутри беспокойства и печали действуют, не прекращаясь. Потому-то и разрушается семя-цзин и дух-шэнь, иссякают питающие силы, уходят охранительные энергии. Нет в организме духа-шэнь, и болезнь никак не проходит» ([29] с.57).
       Таким образом, используя в своей практике методы чжэнь-цзю, врачеватели Древнего Китая отдавали себе отчет в том, что такое дух-шэнь, души-по и -хунь, субстанция сознания шень, кровь и пульсы, субстанция ощущения-цзин, а также ин-ци и вэй-ци, и знали, что многое из этого хранится в пяти органах-цзан. Здесь четко прослежена связь между эмоциями и состоянием внутренних органов цзан-фу (древняя «психосоматическая медицина»).
       Ян Цзичжоу в трактате «Большие достижения чжэнь-цзю (чжэнь цзю да чэн)» [77] пишет: «Древние медики выделяли «5 видов избытка и недостатка»: «Могут существовать избыток и недостаток духа-шэнь, ци, крови, физической формы и волевых устремлений. Следовательно, существуют всего 10 разновидностей. Характер ци у всех разный» (цит.[77] с.159).

    gallery/sob.19-18

        Из материалов трактата «Вопросы о простейшем» [29] явствует, что древние медики различали пять вариантов взаимодействия телесной формы и психики, которые обусловливали определенное место (локализацию) «рождения болезни» и соответствующий метод лечения: «Если телесная форма в хорошем состоянии, а дух угнетен, это значит, болезнь действует в каналах-май. В этом случае для лечения следует использовать прижигание и иглоукалывание. Если телесная форма в хорошем состоянии, а эмоциональные устремления тоже в хорошем состоянии, это значит, болезнь действует в мышцах. В этом случае болезнь следует лечить при помощи воздействия каменными иглами. Если телесная форма утомлена, а эмоциональное состояние хорошее, это значит, болезнь рождается в сухожилиях. В этом случае для лечения следует применять горячие компрессы и физические упражнения дао-инь. Если телесная форма утомлена, а эмоциональное состояние тоже подавленное, это значит, болезнь рождается в горле, и в этом случае для лечения следует применять лекарственные препараты. Если телесная форма страдает от многочисленных страхов, каналы и меридианы цзин-ло теряют проходимость, это значит, что болезнь рождается в результате нарушения правильного контакта с людьми и миром. В этом случае для лечения следует применять массаж и спиртовые настои трав» ([29] с.99).

    gallery/1Psihosomatika1-1134

       В Трактате Желтого Императора о внутреннем. Часть вторая: Ось духа [78] написано: «Необходимо следовать четырем временам и находиться в соответствии с холодом и жаром. Нужно гармонизировать радость, гнев и жить в состоянии покоя… Когда возникают страхи и

    тревоги в мыслях и предпочтениях, то это разрушает субстанцию сознания-шэнь. Когда субстанция сознания-шэнь разрушается, то страхи и опасения становятся неконтролируемыми и не прекращаются. Когда печаль и огорчения приходят в движение внутри, то происходит истощение и прекращение циркуляции, теряется субстанция жизни. Когда радость действует в избытке, тогда субстанция сознания

    рассеивается и перестает собираться и сохраняться. Печаль и задумчивость приводят к тому, что дыхание-ци
    перекрывается и перестает двигаться» ([78] с.57–58).

    gallery/sob.19-20

       В прикладной кинезиологии разработан алгоритм диагностики и лечения канально-эмоциональных расстройств с привлечением янских и иньских каналов. Как пишет проф. Л.Ф.Васильева (2002), «при терапевтической локализации в виде вилки большого и указательного пальцев пациента на точки эмоционального стресса будет положительная реакция, которая проявится в виде: а) функциональной слабости индикаторной мышцы; б) устранения функциональной слабости ассоциированной мышцы с «пораженным каналом (меридианом) или каналом, находящимся в периоде активности, согласно Большого круга циркуляции энергии, но при этом пациент отмечает усиление жалоб, в том числе и эмоционального порядка, связанных с диапазоном показаний данного канала» [79]. Чжэнь-цзю терапия связывает эмоции с органами цзан. В России об этом впервые написал А.Т.Качан и соавт. (1986) в книге «Анатомо-топографическое расположение корпоральных точек акупунктуры и показания к их применению» [80].  

       В настоящее время при тестировании приемы воздействия на точки эмоционального стресса стали более разнообразными, в частности, стали использоваться обе руки.

    gallery/sob.19-21

       Следующие рисунки показывают, что ТЛ на концевую точку канала II (толстой кишки), вызывает эмоцию тоски; на начальную точку канала III (желудка), вызывает эмоцию заботы; на концевую точку канала VI (тонкой кишки) вызывает эмоцию радости, а на начальную точку канала VIII (почек) – эмоцию страха. Для провокации эмоции гнева (ассоциированной с цзан печени) используют начальную точку канала XI (желчного пузыря) 1 XI (тун-цзи-ляо).

    gallery/sob.19-22
    gallery/sob.19-23

       В работах по прикладной кинезиологии при лечении эмоциональных расстройств применяют воздействие на точки тревоги (глашатаи) соответствующих каналов. Практически все авторы для решения канально-эмоциональных проблем применяют воздействие на точки-глашатаи соответствующих каналов. Д.Даймонд (2003), автор известной работы «Жизненная энергия. Использование меридианов для раскрытия скрытой силы ваших эмоций» [81] провоцирует возникновение определенной эмоции, предлагая пациенту смотреть на фото с изображением характерного лица, но лечение также проводит, воздействуя на точки-глашатаи.

       В нашей практике при выявлении эмоциональной дисфункции мы воздействуем на органы цзан через эмоциональные точки, расположенные на лице, методом акупунктуры (или микроиглотерапией), добиваясь хорошего лечебного эффекта. У этого метода есть недостаток – возможно появление кровоподтеков и синяков на лице, о чем пациенты предупреждаются заранее.

       Известно, что акупунктура (рефлексотерапия, иглорефлексотерапия) представляет собой только часть чжэнь-цзю терапии, а согласно древнему Трактату «Вопросы о простейшем» [29], в Поднебесной распространены 5 основных методов чжэнь-цзю. Заостряю ваше внимание на том, что первый метод – упорядочивания духа-шэнь – в значительной степени зависит от применения практики цигун или, по-другому, медитации в движении.

    gallery/rucenter61108-image-1d84e362-c773-4d0a-9de9-2353f26f910b
    gallery/rucenter61108-image-5221bc88-f88d-4274-a071-fea098a16cc7

       Вон Кью Кит (2005) в знаменитой книге «Китайская медицина: полное руководство: Комплексный подход к физическому, эмоциональному и психическому здоровью» [82] подчеркивает, что «акупунктура – это лишь один из разделов китайской медицины» и что второй раздел – это «цигун – древняя эзотерическая система, доказавшая свою эффективность при лечении дегенеративных заболеваний». Патриарх европейской акупунктуры Сулье де Моран (1957) [83] говорит о том, что «специальные упражнения» (тайцзи цюань, цигун) помогут лишь «в легких случаях», а Вон Кью Кит (2005) настаивает на том, что цигун эффективен и «при лечении дегенеративных заболеваний» и что акупунктура и цигун – это две части единой китайской медицины.

       Прежде чем приступить к изложению цигун терапии, которая совместно с чжэнь-цзю терапией представляет собой традиционную китайскую медицину, хочу поделиться своими наблюдениями, согласно которым цигун терапия выступает полноценным участником лечебного процесса. Так, в книге «Чжэнь-цзю терапия с основами прикладной кинезиологии» [6] мною (Ахтямов И.Ш., 2006) говорилось, что область Th4–Th5 не обделена вниманием врачей многих специальностей. Общеизвестно, что «школяр-невролог» (студент медицинского института) изучает схему прохождения невидимых, но существующих реально (согласно клинике парезов и параличей при патологии ЦНС) путей Голля и Бурдаха, чтобы определить топику поражения, в частности, уровень расположения патологии, который, соответственно клинике, будет находиться выше или ниже Th4 и т.д. «Школяр-кинезиолог» (врач-мануальный терапевт, обучающийся прикладной кинезиологии), знает, что эта зона является уровнем возможной сублюксации Th4, которая имеет отношение к патологии фу желчного пузыря и что пока не будет «отработана» сублюксация Th4, использование точек канала XI (желчного пузыря) будет менее результативным. Остеопаты подразделяют грудной отдел позвоночника на два участка (треугольника), «обладающие собственными анатомо-кинетическими свойствами», а точка на уровне Th4 является «местом перехода одного треугольника в другой, перекрестком восходящих и нисходящих сил гравитации; ввиду данного обстоятельства мобильность данного сегмента нередко бывает нарушенной».

       Напомню, что на область Th4–Th5 впервые обратила внимание древневосточная медицина, отметившая расположение в этой зоне пятой чакры (анахата, сердечной), в которой стыкуются два треугольника, образующие «звезду Давида», и указавшая, что представление ее в виде двенадцати лепестков лотоса «соответствует числу основных каналов (меридианов)». В акупунктуре эта зона также отмечена особо: на уровне Th3–Th4 по паравертебральной линии расположена сочувственная точка канала легких; на уровне Th5–Th6 – паравертебрально-сочувственная точка канала сердца, а между ними, на уровне Th4–Th5, у края лопатки – знаменитая «общеукрепляющая» точка 43 VII гао-хуан. Таким образом, обсуждая область Тh4, неврологи расскажут вам о наличии в этой области перекреста путей Голля и Бурдаха, мануальные терапевты – про гипермобильность «слабого» сегмента (Th4) грудного отдела позвоночника, остеопаты – о точке пересечения восходящих и нисходящих сил гравитации (что также ведет к гипермобильности Th4), прикладные кинезиологи – о возможной слабости подколенной мышцы, которая ассоциирована с каналом желчного пузыря (а патология со стороны канала XI ведет к сублюксации Th4), специалист по цигун – о энергетических блоках на уровне сердечной чакры и нарушении циркуляции ци по Малому кругу, врачи-рефлексотерапевты – о наличии канально-эмоционального дисбаланса среди основных каналов (меридианов).

    gallery/rucenter61108-image-04605776-f543-465c-80fe-f8d4511d12f4

       Патриарх европейской акупунктуры Ж.Сулье де Моран, который защищал «непонятные и осмеянные европейцами даосистские опыты», является одним из первых европейцев, написавших о гимнастике тайцзи цюань (позднее о ней писал и А.Лоуэн 21). Автор книги «Китайская акупунктура (Том I-II-III). Классифицированная и уточненная традиция» [37] в 1939 г. задается вопросом: «Как сообщить (передать?) эту энергию [ци] для возобновления жизни тем, у кого она уменьшилась?..». Ответ состоит в использовании «некоторых непонятных и осмеянных европейцами даосистских опытов, групповых гимнастических движений бойцов, которые мы имели возможность видеть в 1900 и 1901 годах, выполняемых для достижения увеличения силы и жизненной энергии, с нечувствительностью к ранениям и болезням» (с.162).

       С тех пор, как впервые в отечественной литературе в книге «Традиционные и современные аспекты восточной рефлексотерапии» [84] (Гаваа Лувсан, 1986) была приведена китайская гимнастика тайцзи цюань прошло 33 года, а после опубликования работы В.Г. Вогралика, М.В. Вогралика (2001) [20], в которой физиологическая значимость метода чжэнь-цзю рассматривается в качестве «одной из форм адаптационно-энергизирующей терапии цигун», прошло 18 лет. Тем не менее, до сих пор в сознании и в практике врачей-рефлексотерапевтов акупунктура присутствует сама по себе, а цигун – отдельно и в малых количествах (подобно тому, как это происходит в классической медицине, где фармакотерапия – сама по себе, а лечебная физкультура – отдельный предмет), хотя это две стороны одной медали.

       Об одной из причин этого сообщает У ВэйСинь (1992) в своей книге «Цигун терапия» [85]: «…ранняя даосская дыхательная гимнастика дао-инь син-ци представляла собой единую систему… Но со временем … появились две самостоятельные школы – динамическая и статическая, что привело к распаду целостной системы дао-инь син-ци и, как следствие, к резкому снижению оздоровительного эффекта» (с.78).

       Ян Цзюньмин (1997) в книге «Секреты молодости: Цигун изменения мышц и сухожилий. Цигун промывание костного головного мозга» [86] пишет: «Для практики цигун необходимо владеть умением регулировать пять вещей: тело, дыхание, синь (эмоциональный разум), ци и шэнь (дух). Кроме того, для снабжения организма постоянным и необходимым ци Воды вы также должны научиться управлять цзин, из которой образуется этот вид энергии» (с.143). Автор в книге «Корни китайского цигун. Секреты успешной практики» [87] пишет: «Китайские врачи считали, что для излечения болезней недостаточно медитировать сидя или в неподвижном состоянии, чтобы регулировать тело, разум и дыхание (как это делали ученые). Они считали, что для улучшения циркуляции ци человек должен двигаться... Многие врачи разрабатывали

    свои упражнения цигун, копируя движения животных, с помощью которых те поддерживают свое здоровье и лечатся. Типичным хорошо

    известным комплексом таких упражнений являются уциньси («Упражнения Пяти Животных»), созданные Хуа То» ([87] с.97–98).

       Вон Кью-Кит (1993), обобщая основной принцип философии цигун-терапии, в книге «Искусство цигун» [88] пишет, что цигун-терапия «рассматривает болезнь как нарушение структуры личности человека в целом, а не по отдельным ее составляющим. Такой подход предполагает комплексное воздействие на личность, а не лечение отдельных больных органов и устранение локальной симптоматики...

    Вызванный поток ци – специальный термин, обозначающий непроизвольные движения занимающегося под воздействием потока

    жизненной энергии внутри своего тела22» ([88] с.77–78. Автор особо оговаривает: «В течение долгого времени из-за неправильного понимания многие люди, даже мастера, думали, что занимающиеся имитируют движения животных. И поныне многие изучающие цигун исполняют «игру пяти зверей» таким образом. Однако, согласно проведенным в Китае исследованиям, стало очевидно, что форма движений в действительности возникла еще до присвоения движениям названий23 .... Другими словами, «игра пяти зверей» обязана своим названием вовсе не имитации движений животных. Судя по всему, пять животных символизировали непроизвольные движения людей в состоянии

    медитации цигун» ([88] с.78).

       Г.Хэнкок24 в известной работе «Сверхъестественное. Боги и демоны эволюции» [89] утверждает: «Существует немало свидетельств того, что тот значительный перелом в истории человечества, который наблюдался около 35 тысяч лет назад, был обусловлен опытом ощущений, характерных для измененных состояний сознания» ([89] с.670). Автор пишет: «Именно образы, наблюдаемые в состоянии транса25, нашли свое отражение на стенах доисторических пещер. Наши предки верили в то, что встречаются со сверхъестественными существами из нематериальных измерений» ([89] с.670). Эта работа интересна мне с двух точек зрения: во-первых, просматривается глубокая аналогия между вхождением шаманов в транс, сопровождавшийся видением тиреантропов (сова, волк, олень, лев, лошадь), и применяемой древней

    китайской гимнастикой цигун («гимнастика пяти животных»), а во-вторых - об этой общеизвестной гимнастике в работе Хэнкока нет даже упоминания. С другой стороны, не менее удивительно, что почти все авторы, комментируя описание древнего «Танца Пяти Животных»,

    «забывают» о медитативной подоплеке гимнастики цигун. Подробнее читайте в книге [9], раздел 2.5 Цигун терапия, с.125-136.

       Даже такой grand-мастер, как Мантэк Чиа (на медитативные техники которого, кстати, ссылается А.Ладе), автор ряда замечательных работ, в

    книге «Секреты Даодэ-цзина» [90], написанной в соавторстве с Хуань Дао, касаясь «Игры Пяти Животных26», не избежал штампа «имитация (подражание) движений животных и особенностей их поведения»: «Хуа То учил, что, подражая движениям тигра, оленя, обезьяны и птицы мы можем расслаблять своё тело, изгонять из организма плохую ци, развивать физическую силу и излечиваться от болезней. Мудрецы древности вытягивали тело и выгибали шею, подражая птице, отчего энергия циркулировала за пределы кожи и внутри тела таким образом, что сухожилия и суставы долго сохраняли свою гибкость и подвижность... Благодаря регулярным занятиям в нас пробуждается сущность пяти животных; их энергия наполняет все наше существование, энергетические каналы и тело в целом» ([90] с.110–111). Справедливости ради укажу, что авторы все-таки словами о «пробуждении сущности пяти животных» приоткрывают свое знание о медитативной природе этой гимнастики.

       Более открыто об этом пишет Чжао Цзинсян (2003) в книге «Китайский цигун – стиль «парящий журавль» [91]. Этот метод, по словам автора, в журавлиной работе «принадлежит к сфере статической работы, но отличается тем, что в статике содержит динамику (внешнее и внутреннее движения сочетаются). Внутрення работа (нэйгун) подразумевает вхождение тренирующегося в покой... после чего в теле начинат

    циркулировать истинная ци, а вовне никаких движений не возникает. Внешние движения возникают следующим образом: когда перемещение истинной ци в какой-либо части тела встречает преграду (что говорит о непроходимости каналов в этой области), то дают телу самопроизвольно двигаться. В результате стимулируется проходимость каналов в теле и дело продвигается к излечению болезни» ([91] с.34).

       В информационном и практическом плане несомненный интерес представляет книга «ЦИГУН: история, теория, практика» [92], написанная М.М. Богачихиным, Ма Цзижэнь27 (2004). Авторы говорят о необходимости «противодействия не прекращающимся внешним движениям»

    тела28, поскольку «в древности, занимаясь статической работой, не делали упор на внешние движения. Современники же внешние движения

    объясняют тем, что «предел статики рождает динамику». Однако «рождение динамики» говорит ли о внутренней ци или о внешнем движении – пока неясно» ([92] с.427–428). Сразу укажу, что последние слова Ма Цзижэна, в которых противопоставляются «внутреннее ци» и «внешние движения», не соответствуют позиции Вон Кью Кита в отношении термина «вызванный поток ци»: непроизвольные движения – это своего рода внешняя проекция на тело медитирующего его внутреннего потока ци [выделено нами]». В то же время отмечу, что М.М.Богачихин в комментариях по данному вопросу пишет: «Спонтанные движения… Главное: они возникают там, где есть болезни или слабость, и с выздоровлением проходят» ([92] c.430).

    Очень важно понимать, что цигун – это не физкультура.

    gallery/rucenter61108-image-115ab2fe-7fc7-42aa-9005-c8028fa22b96

       Известный популяризатор цигун терапии, философ, мастер у-шу и цигун У ВэйСинь (2005) в книге [93] подчеркивает, что «главными составляющими цигун являются покой, дыхание, движение. Каждая составляющая имеет свои особенности, невнимательное отношение к которым не позволит достигнуть желаемого результата в лечении» (с.47).

       Я же подчеркну, что именно правильное сочетание «телесных упражнений» и специального дыхания (включающего определенные паттерны ритма и глубины дыхания) превращает физкультуру в йоге и в цигун в процесс медитации («транса»), т.е. способствует вхождению ЦНС в измененное состояние сознания (ИСС). Вхождение в ИСС происходит в состоянии медитации (йога, цигун) и акупунктуры, если во время сеанса добиться подхода «истинной чжун-цзи» (Фалев А.И., 1999 [94]), или, по-другому, получить «вызванный поток ци» (Вон-Кью-Кит, 2002 [82]). Вон КьюКит утверждает: «Непроизвольные движения вызваны усиленным потоком энергии , который так же естественен, как кровообращение, а не добрыми или злыми духами, как может это показаться некоторым людям с богатым воображением... Если вас интриговали когда-нибудь такие выражения, как «приоритет духа перед материей», этот опыт покажет вам, что вы обладаете этой способностью» ([82] с.459-465).

        Вхождение в ИСС сопровождается изменением паттернов дыхания и движения, причем последние дают возможность отдифференцировать гипноз от медитации. Впервые на то, что ИСС (опьянение, снохождение) сопровождается определенным паттерном движения, обратил внимание И.М.Сеченов (1866), чья великолепная работа «Рефлексы головного мозга» [53] состоит из двух глав – «Невольные движения» и «Произвольные движения». В этой работе он также дал физиологическое обоснование факта29 взаимосвязи дыхания и непроизвольных движений, что впоследствии применял в клинической практике В.Райх и что лежит в основе входа в медитацию (А.Лоуэн, Ошо, Вон Кью-Кит). О том, что определенные уровни сознания сопровождаются определенным паттерном движения, писали В.М.Бехтерев (1918) [95] и Н.П.Бехтерева (1980) [96] и, наконец, этот факт стал очевидным после работ по сомнологии [97, 98, 99 и др.] с выделением фаз медленного сна и сна со сновидениями. Следует сказать, что двое ученых, кроме трех общеизвестных состояний сознания: бодрствование, глубокий сон, сон со сновидениями, – выделили четвертое: П.Успенский назвал его «турия», или состояние просветления» ([100], а Ошо – «турия», или состояние

    медитации30  [101].

        В книге [8] нами (Ахтямов И.Ш., Пальцева И.С., 2011) утверждалось: «Не вызывает сомнения, что позиция Запада в теоретических аспектах по вопросу психосоматического (энергетического) лечения усиливается после принятия позиции Востока и что сейчас нам предстоит самое трудное – достичь практических результатов. Несомненно, в этом могут помочь известные медитативные техники, предложенные йогой (в

    частности, знаменитая динамическая медитация Ошо) и методы чжэнь-цзю (цигун – гимнастика «пяти животных» в трактовке Вон Кью Кита)».

        Напомню, что важнейшим условием овладения искусством цигун является умение входить в ИСС. Ошо в книге «Медитация – первая и последняя свобода» [101], говоря о существовании 112 техник медитации, особое внимание уделяет «медитационной технике, которая начинается с движения, действия, помогает и в других смыслах. Она становится катарсисом» ([101] с.44). Автор называет ее Динамической медитацией и уточняет: «Это медитация, в которой вы должны постоянно быть бдительным, сознательным, осознанным, что бы вы ни делали. Первый шаг – дыхание; второй шаг – катарсис; третий шаг – мантра, махамантра «ху». Оставайтесь свидетелем. Не теряйтесь» ([101] с.73).

        Если Раджниш Ошо при изложении техники вхождения в ИСС предлагает на фоне хаотического дыхания выполнять принудительные движения («freaking out», «кривлянье») с целью высвобождения эмоций (катарсиса), то Вон КьюКит, автор популярных книг по цигун-терапии [88, 102], рекомендует для вхождениия в это состояние нечто иное. Так, в книге «Искусство цигун» [88] он пишет: «В цигун уделяется внимание

    не только физическим характеристикам, но и эмоциональным, психическим и духовным аспектам личности. Цигун-терапия расширяет самосознание пациента и объединяет его с космосом. Вызванный поток ци31  – эффективный способ достижения указанных целей» ([88], с.76–77). Автор объясняет, что движения его учеников в «вызванном потоке ци» являются «внешним выражением их собственной жизненной энергии, циркулирующей внутри их тел». Он особо подчеркивает, что они (ученики) «не были в трансе в общепринятом смысле, так как осознавали свои действия, хотя состояние на занятиях цигун напоминает транс… С уверенностью можно сказать о том, что они не были загипнотизированы и не находились под влиянием внешней силы. Их движения были относительно непроизвольны, но при «желании они могли их контролировать» ([88] с.82).

       В книге «Цигун и здоровье» [102] он раскрывает способ получения «вызванного потока ци»: «Если вы сознательно выполняете брюшное дыхание и медитацию, вы можете надеяться на то, что в один прекрасный день получите некое внутреннее видение, или, по крайней мере, вы сможете почувствовать поток энергии» ([102] с.120). Подчеркну, что данная цитата подсказывает, во-первых, значимость роли дыхания для процесса медитации (к сожалению, об этом не упоминается в работах [103, 104], а аспект «цигун – дыхание – транс» не заостряется в великолепных обзорах по ИСС из последних работ [105, 106] отечественных психотерапевтов). А во-вторых, она напоминает о том, что В.Райх самостоятельно пришел к выводу, что в основе медитации («транса») лежит не только «регулирование тела, сознания», но и регулирование дыхания.

       И наконец, привожу актуальные слова, написанные Вон Кью Китом (2002) около 20 лет назад, в его великолепной книге «Китайская медицина: Полное руководство: Комплексный подход к физическому, эмоциональному и психическому здоровью» [82] и подчеркиваю, что они посвящены другой стороне (но до сих пор находящейся в тени) китайской медицины – медицинскому цигуну. Вон Кью Кит (2002): «Главные критерии истинной медицины, в соответствии с китайской медицинской философией, следующие: она должна быть недорогой, эффективной и доступной. Медицинский цигун полностью удовлетворяет этим требованиям: когда вы будете знать эти упражнения, не нужно будет тратить деньги. Цигун эффективен, и им можно заниматься почти везде» ([82] с.487).

    gallery/sob.19-28

    3 В.В. Егоров, А.М. Василенко (2013): «В общественном сознании альтернативная медицина часто ассоциируется с шарлатанством, знахарством и прочими псевдомедицинскими подходами.

    При этом в один ряд попадают как действительно лженаучные подходы, так и методы из арсенала традиционной восточной медицины, гомеопатии, фитотерапии и другие виды медицинской деятельности, которые в настоящее время получили доказательную базу и имеют, пусть и незавершенный, но отнюдь не псевдонаучный фундамент. Некоторые из них уже


    приобрели официальный статус, войдя в перечень лицензируемой медицинской деятельности» ([1] с.15).

    10 Хуан-ди Нэй Цзин, пер. Б. Виногродского, М, Читра, 2002.

    11 Д.М.Табеева (2006) детально анализирует следующие методы электропунктурной диагностики: метод Фолля, метод Накатани, стандартный вегетативный тест ЦИТО, метод оценки


    функционального состояния точек акупунктуры по ассиметрии их электропроводности и др.

    13 К сожалению точки «девяти пульсов» индикаторов изображены не точно.

    17 В.Райх утверждал, что «центральная задача оргонной терапии – разрушение панциря, другими словами – восстановление подвижности плазмы. У скованного панцирем человека во всех

    органах в той или иной степени снижена или ограничена пульсация, и оргонная терапия призвана полностью ее восстановить. Это делается биофизически, путем разрушения позы


    сдерживания» ([69] с.368).

    Сноски к статье:

    1 Президент Российской профессиональной медицинской ассоциации традиционной и народной медицины, член Совета Национальной Медицинской Палаты, помощник Председателя Комитета по охране здоровья Государственной Думы РФ.

    2 Доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник ФГБУ «Российский научный центр медицинской реабилитации и курортологии» Минздрава России, вице-президент профессиональной ассоциации рефлексотерапевтов.

    4 Идея трансформации пента- («микрокосм» - Блаватская, Шпенглер) в гекса- («макрокосм») сама по себе интересная и требует углубленного изучения, особенно учитывая представление о связи микро- и макро- (Земля-Небо) в учении древних. Так, Е.П. Блаватская в своем комментарии «Пятиконечная звезда» пишет: «…подобно шестиконечной звезде, символизирующей

    макрокосм, пятиконечная звезда имеет свое собственное глубокое символическое значение, ибо она представляет микрокосм. Первая — «двойной треугольник», состоящий из двух

    треугольников, белого и черного, пересекающихся и переплетающихся (символ нашего Общества) — известна в Европе как «Печать Соломона», а в Индии как «Знак Вишну» и символизирует вселенский дух и материю; вершина белого треугольника восходит к небу, а нижняя вершина черного треугольника устремлена к земле. Пентаграмма также символизирует

    дух и материю, но только в их земном проявлении. Эмблема микрокосма («малой вселенной»), точно отображающего макрокосм (великий космос), есть знак превосходства человеческого разума или духа над грубой материей…» Цит. https://ru.teopedia.org/lib/Блаватская_Е.П._-_Пятиконечная_звезда.

    5 Ю.Я. Лозновский, И.Л. Федотов, Е.Ш. Шембелев и Н.Н. Сыч. Аппарат для одновременного нахождения точек иглоукалывания и электротерапевтического воздействия. Авторское

    свидетельство на изобретение №440017. Заявлено 29.11.68, опубликовано 05.09.77. Бюллетень №33.

    6 АКУПУНКТУРА. Научные и практические достижения». Смоленск: «Гомеопатическая медицина», 1997 г. – 223 с. Сборник научных трудов, посвященный 20-летию организации первого в


    стране государственного института ЦНИИ рефлексотерапии МЗ СССР (ныне Научно-исследовательский институт традиционных методов лечения МЗ РФ).

    7 Важным этапом жизни ученого [профессора В.Г.Вогралика] стала командировка в Китай (1954-1956), где по собственной инициативе он стал изучать основы китайской медицины и метода

    Чжень-цзю (иглоукалывание, прижигание) в Пекинском институте Чжень-цзю. Вместе с профессором И.И. Русецким, при поддержке профессора И.Г. Кочергина, В.Г. Вогралик стал «пионером» и инициатором научных исследований в области применения метода иглоукалывания в нашей стране. В результате более чем сорокалетнего изучения В.Г. Вогралику удалось

    вскрыть механизмы древнего метода, адаптировать его к условиям современной лечебной практики, поставив на твердую научную основу и создав учение об иглорефлексотерапии. Им опубликовано 11 монографий по пунктурной рефлексотерапии, в том числе на чешском языке.  «Научные работы Вадима Габриэлевича, особенно первое руководство «Основы китайского

    лечебного метода Чжень-цзю» (1961), получили широкое признание во многих странах мира. Монография «Акупунктура», написанная в соавторстве с сыном, соратником и другом – проф.

    М.В. Вограликом, была издана в 2001 г. и рекомендована Департаментом образовательных медицинских учреждений и кадровой политики Минздрава России в качестве учебного пособия

    для студентов и врачей. Большой заслугой В.Г. Вогралика следует считать широкое внедрение этого метода в повседневную клиническую практику». http://history.nizhgma.ru/persons/19/view

    8  Верны ли слова К. Шнорренбергера о функционировании цикла у-син «исключительно на основании аналогий»? Прекрасный ответ находим у Н. Сивина: «…профессор Поркерт демонстрирует классическое китайское представление о внутреннем устройстве человеческого тела (называемого им «орбисиконографией»). Это не аналог, а антитеза западной анатомии. Анатомия представляет организм в виде структуры органов, а орбисиконография (цзансян) описывает динамическое функционирование того, что лучше всего определить как набор функциональных систем… Орб определяется не своим материальным субстратом, а своей особой ролью в создании, хранении и распределении жизненной энергии и, тем самым, в

    поддержании жизнедеятельности» ([22] с.10).

    9 Автор, кроме них говорит о людях, «предназначение которых лечить» и которые «в течение трех тысячелетий отрицали эффективность «антинаучной» восточной медицины, хотя в её

    основе лежит более глубокое понимание вселенной. Задолго до открытия западными учёными законов квантовой механики, в течение тысяч лет обитатели Азии почитали энергию

    основным фактором здоровья и благосостояния. В восточной медицине человеческое тело определяется как сложная совокупность энергетических путей, называемых меридианами…» (с.150).

    12 Этот спор вёлся в очно - заочном  порядке– книга А.Шамфро «Трактат по китайской медицине (по старинным и современным китайским текстам). Том V. От астрономии к китайской

    медицине» [43] – вышла уже после смерти Сулье де Морана.

    14 Автор книги «Биология веры: как сила убеждений может изменить ваше тело и разум» [64], описывает свой визит к мануальному терапевту, где он впервые познакомился с кинезиологией:

    «Я узнал, что с помощью кинезиологии специалисты по мануальной терапии могут привести в действие врожденные целительные силы организма и с их помощью излечить позвоночник…


    И что самое главное, я вплотную познакомился с «человеком за кулисами» – своим подсознанием!» (с.249).

    15 «Идеальный результат оргонной терапии – появление оргастического рефлекса. Как известно, этот рефлекс, второй после дыхательного, является самым важным двигательным проявлением у животных. В момент оргазма происходит полное организменное погружение, организм отдается оргастическим ощущениям и непроизвольной пульсации» ([69] с.378).

    16 В.Райх утверждал, что «космическая оргонная энергия функционирует в живых организмах как специфическая биологическая энергия. Она управляет всем организмом и выражается как в эмоциях, так и в чисто биофизических движениях органов» ([69] с.378).

    18 «Если в верхней части организма наполнение, а внизу опустошение, тогда следует руководствоваться показаниями пульса, чтобы обнаружить в канале-ло место, в котором произошло

    скопление, приведшее к нарушению циркуляции. В этом месте и следует производить укалывание, пока не появится кровь, так как появление крови будет показателем восстановления циркуляции» (цит.[29] с.88).

    19 «Одна и та же система (так называемая протопатическая, ноцицептивная чувствительность как чисто аффективное переживание неприятного, связанное с низкими формами чувств)

    обслуживает и аффекты, и ощущение боли как общий психический коррелят любого тягостного или мучительного для человека воздействия или состояния» ([63] с.40).

    20 «Болезненные ощущения различной интенсивности и локализации свидетельствуют, по существу, об известных эмоциональных перегрузках индивида и выраженной его астенизации. Чаще всего они возникают, по H.J.Weitbrechy (1970), «вне всяких психиатрических диагнозов» и сопряжены с обычными расстройствами настроения, свойственными в той или иной мере любому человеку» ([63] c.44).

    21 А.Лоуэн (1990) в книге «Психология тела: биоэнергетический анализ тела» [71] писал: «В китайской практике лечения акупунктурой различают каналы, по которым движутся энергии.

    Посредством укалывания иглами или надавливанием пальцами на акупунктурные точки можно управлять течением энергии в теле в целях излечения болезней и укрепления здоровья.

    Другим способом, который используют китайцы для мобилизации энергии тела и сохранения здоровья, является программа специальных упражнений, известных как тайцзи-цюань.

    Движения тайцзи обычно делаются медленно и ритмично, при использовании минимальной силы» ([71] с.24).

    22 «Проявления потока – результат соответствующих физических и умственных упражнений. Обычно движения плавны и грациозны, но иногда могут быть довольно энергичными.

    Случается, что занимающиеся кричат, смеются и даже катаются по земле. Чтобы поверить, непосвященным необходимо видеть все своими глазами. Вероятно, наиболее известной формой вызванного потока ци является «игра пяти зверей». Концепция этой формы была разработана великим китайским врачом Хуа То, жившим между II и III вв., и называется «игрой пяти зверей» потому, что непроизвольные движения ученика напоминают движения пяти животных: тигра, медведя, оленя, птицы и обезьяны» ([88] с.78).

    23 «Во время занятий сознание «отключается» и адепты выполняют непроизвольные движения в состоянии транса. Их движения иногда выглядят загадочными и похожими на движения

    животных. Некоторые могут прыгать и резвиться как обезьяна, иные свирепо рычат как тигры, другие складывают пальцы подобно оленьим рогам. Несмотря на индивидуальные отличия

    движений, они могут быть отнесены к пяти основным видам. Мастера прошлого использовали термины «тигр», «медведь», «олень», «птица» и «обезьяна» для их обозначения» ([88] с.78).

    24 Грэм Хэнкок – автор известных на весь мир бестселлеров на темы загадок древних цивилизаций, переведенных на 27 языков.

    25 «Мы знаем, что около двух процентов всех людей обладают способностью спонтанно входить в состояние транса, без которого невозможно увидеть этих самых сверхъестественных существ. Остальным – в том числе и многим признанным шаманам – необходима помощь целого ряда техник, чтобы должным образом изменить состояние сознания. Наиболее доступным,

    а соответственно, и наиболее распространенным методом может считаться в данном случае употребление психоактивных грибов и растений, которые растут во всех уголках земного шара» ( [89], с.669)..

    26 «Одно из самых древних и, возможно, самых популярных общеоздоровительных упражнений – «Игры Пяти Животных» – используется мастерами медитации, боевых искусств и целителями на протяжении многих тысячелетий. Эти упражнения разработал Хуа То, знаменитый китайский врач времен династии Хань, на основе наблюдений за животными и

    особенностями их поведения» ([90] с.110).

    27 «Автор основного текста книги Ма Цзижэнь ряд лет работал директором Шанхайского института цигун-терапии, поэтому он делает упор на медицинский аспект: оздоровление и лечение.

    Между тем цигун можно отнести к развивающим гимнастикам, позволяющим активировать все функции организма, в том числе скрытые, обычно не развитые…» ([92] с.3, из Предисловия, написанного М.М.Богачихиным).

     28  «В процессе цигун-закалки, в основном при выполнении статической работы, возникает такое явление, когда тело вибрирует, что обычно называют «внешними движениями» (вайдун), а также «вибрацией», «явлением движений». Некоторым вначале это нравится, потом движения становятся более резкими, иногда даже неуправляемыми, в отдельных случаях теряют

    нормальное состояние, и возникают серьезные отклонения. Поэтому данной проблеме в кругах цигунистов всегда уделялось серьезное внимание» ([92] с.425).

     29 При описании для читателя «следующего опыта: пусть он после окончания акта выдыхания задержит следующие затем невольные вдыхания...», см. книгу [53] с.101–106)

     30 4 состояния сознания по Ошо:: «Первое, когда вы бодрствуете, сознание бодрствования. Второе: когда вы видите сны, сознание сновидений. Третье: когда вы крепко спите, то не видите

    снов, сознание спящее. И над этими тремя – четвертое – турия. Турия – значит четвертое. Это осознавание и есть медитация. Это не переживание; это вы, ваша сущность» ([101] с.29).

    31  Создание потока ци применялось за тысячи лет до появления современной медицины. Однако в прошлом искусство практиковалось представителями элиты и избранными учениками.

    Древние летописи свидетельствуют о том, что вызванный поток ци охотно применяли императоры династий Цин и Хань. Хань У Ти, знаменитый император и полководец династии Хань, прожил долго, потому что использовал вызванный поток ци ([88] с.77).

    Литература

    1. Егоров В.В., Василенко А.М. От традиционной и народной к комплементарной медицине: актуальные проблемы и пути их решения // «Рефлексотерапия и комплементарная медицина» №2 (4) 2013 - с.13-37.
    2. Ахтямов И.Ш., Гойденко B.C., Гареев А.Х. Древневосточные концепции с позиций транспортной функции сердечно-сосудистой системы. / Лекция. – М.: ЦИУВ, 1991. – 28 с.

    3. Ахтямов И.Ш. Древневосточные концепции (инь-ян, у-син, чжан-фу, ци) с позиций нейрогуморальных механизмов транспортной функции сердечно-сосудистой системы / Учебное пособие. – М.: РГМУ, 2004. – 52 с.
    4. Ахтямов И.Ш. Древнекитайская теория каналов (меридианов) с позиций современной медицины / Учебное пособие. – М.: РГМУ, 2004. – 85 с.

    5. Ахтямов И.Ш. Иглорефлексотерапия с основами прикладной кинезиологии / Учебное пособие. – М.: РГМУ, 2004. – 138 с.

    6. Ахтямов И.Ш. Чжэнь-цзю терапия с основами прикладной кинезиологии. – М.: ГОУ ВПО РГМУ Росздрава, 2006. – 255с.
    7. Ахтямов И.Ш., Пальцева И.С. Китайская хронопунктура с позиций прикладной кинезиологии (теория и практика). Часть I. Вопросы теории. – М.: ФГУ ФНКЭЦ ТМДЛ Россздрава, 2009. – 160 с.
    8. Ахтямов И.Ш., Пальцева И.С. Китайская хронопунктура с позиций прикладной кинезиологии (теория и практика). Часть II. Практические аспекты. – М.: ФГУ ФНКЭЦ ТМДЛ Росздрава, 2011. – 596 с.
    9. Ахтямов И.Ш., Крутов Г.М. Модернизированная китайская пульсовая диагностика под кинезиологическим контролем. – М.: Издательство «Перо», 2016. – 300 с.
    10. Ахтямов И.Ш., Валенкова В.А., Зотов И.Д., Ким С.М. Мануальный способ контроля результатов пульсовой диагностики посредством оценки динамики функционального состояния нервной системы. В кн.: Перспективные направления рефлексотерапии / Тезисы докладов Международной научно-практической конференции — СПб., 2005. - с.32-33. (Презентация доклада 14.05.2005г. - докладчик И.Ш.Ахтямов).
    11. А.М. Василенко.Традиционная китайская медицина в России: от русской духовной миссии в Пекине до профессиональной ассоциации рефлексотерапевтов // «Рефлексотерапия и комплементарная медицина» №1 (1) 2012 – с. 16-30.
    12. Василенко А.М. Основные принципы адаптогенного действия рефлексотерапии // Итоги науки и техники. ВИНИТИ. Серия физиология человека и животных., 1985, т. 29. С. 157-203.

    13. Василенко А.М. Акупунктура и рефлексотерапия. Эволюция методологии и теории. – Таганрог, Изд-во ТРТУ, 1998 – 110 с.

    14. Василенко А.М. Концепция интегрального регуляторного континуума – основа современной теории рефлексотерапии // Рефлексотерапия. - 2007. - №2 (20). – с. 5-8.

    15. Сыч Н.Н. Правомерна ли теория у-син для бинарных систем? // Рефлексотерапия. – 2002. – №2 (сент.). – С. 17-20.
    16. Сыч Н.Н. Числа, символы, зарядовые значи «чжоу и» в современной науке о человеке // Рефлексотерапия. – 2003. - №4 (7). – С. 36-40.

    17. С.А. Бугаев. Проблемы акупунктурной рефлексодиагностики. В кн.: «Акупунктура. Научные и практические достяжения». – Смоленск: «Гомеопатическая медицина», 1997. - с.31- 38.
    18. В.А. Загрядский, В.П. Злоказов, В.В. Парин. Пунктурная электродиагностика и терапия функциональных отклонений в целостном организме человека. В кн.: «Акупунктура. Научные и практические достяжения». – Смоленск: «Гомеопатическая медицина», 1997. - с.81-92.
    19. О.Г. Яновский. Опыт исследования информативности электропунктурной диагностики. В кн.: «Акупунктура. Научные и практические достяжения». – Смоленск: «Гомеопатическая медицина», 1997. - с.207- 213.

    20. Вогралик В.Г., Вогралик М.В. Акупунктура. Основы традиционной восточной рефлексодиагностики и пунктурной адаптационно-энергезирующей терапии: ци-гун. – М.: ГОУ ВУНМЦ МЗ РФ, 2001. –336с.

    21. Ткаченко ЮА. Нужна новая доктрина рефлексотерапии // Рефлексотерапия. – 2003. - №4 (7). – С.53-56.

    22. Поркерт Манферд. Теоретические основания китайской медицины: Системы соответствия. Пер. с англ. – М.: Саттва, 2006. – 560с.
    23. Тыкочинская Э.Д. Основы иглорефлексотерапии. – М.: Медицина, 1979. – 344с.

    24. Шнорренбергер К. Учебник китайской медицины для западных врачей / Под науч.ред. Цибуляк В.Н., Загорулько О.И. – М.: СЭТ, 1996. – 565с.
    25. Липтон, Брюс. Биология веры: как сила убеждений может изменить ваше тело и разум / Брюс Липтон ; [пер. с англ. Д. Палец, Г. Власова]. – Обновленное издание. – Москва : Эксмо, 2019. – 352 с. – (Лаборатория подсознания. Наука о скрытых возможностях человека).
    26. Сыч Н.Н. КЛАССИКА ЖАНРА или ЧЕМУ НАС УЧАТ ДРЕВНЕКИТАЙСКИЕ ТРАКТАТЫ. Некоторые аспекты традиционной китайской медицины в зеркале научного видения. // Рефлексология №4(8), 2005. – с.40-42.

    27. Чэнь Син-сюань. Изложение высшей сущности профессионального понимания древнекитайской медицины / Пер.с кит.Б.Б.Виногродского – М.: Изд-во «Профит Стайл», 2002. – 312с.
    28. Чен Линь, Штереншис М. Клиническая акупунктура. Практическое руководство. – Ростов н/Д: «Феникс», ISRADON, 2004. – 272с.

    29. Трактат Желтого Императора о внутреннем. Часть первая: Вопросы о простейшем. / Перевод Б.В.Виногродского. - М.: Издательский Дом «Профит-стайл», 2007. – 384с.

    30. Табеева Д.М. Руководство по иглорефлексотерапии: Учебное пособие. – 2-е изд., испр. и доп. / Д.М.Табеева. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2006. – 752с.: ил.

    31. Вогралик В.Г., Вязьменский Э.С. Очерки китайской медицины. – М.: Медгиз, 1961. – 190с.
    32. Овечкин A.M. Основы чжэнь-цзю-терапии. - Саранск: Изд-во «Голос», 1991. - 417с.

    33. Халмурад Упур, В.Г.Начатой. Секреты китайской медицины. – М.: МХО «Быстрина», 1992. – 202с.

    34. Лувсан Гаваа. Традиционные и современные аспекты восточной медицины. - М.: АО «Московские учебники и картолитография», 2000. - 400с.: ил.
    35. Леник В.Н. Руководство по Восточной пульсовой диагностике. – Бровары: ЗАТ «Броварьска друхарня», 2000. – 147с.

    36. Наджимов O.K. Пульсовая диагностика (Восток-Запад) Руководство по диагностике и лечению. – М.: Издатель «Профит-Стайл», 2004. – 392с.

    37. Жорж Сулье де Моран. Китайская акупунктура (Том I-II-III) Классифицированная и уточненная традиция. - М.: Издательский дом «Профит Стайл», 2005. – 536с.
    38. Ахтямов И.Ш. Пульсовая диагностика в зоне цунь-коу, адаптированная посредством прикладной кинезиологии, как доступный способ контроля эффективности воздействия на точки акупунктуры. Научно-практ.жур. «Прикладная кинезиология» №2(3). М., 2003. - с.35-40.

    39. Deal S. Advanced Kinesiology. – New Life Publ. Com, Tucson, 1998. – 247 p.

    40. Дил Ш.С. (Sheldon S.Deal) Короткие пути акупунктуры. Научно-практ.жур. «Прикладная кинезиология». №1 (1). М., 2002. – с.40-43.
    41. Дэвид С.Вальтер. Прикладная кинезиология. – 2-е изд. /ООО «Институт клинической прикладной кинезиологии» – СПб.: Северная звезда, 2011. – 644 с., ил.
    42. Ахтямов И.Ш., Валенкова В.А., Васильева Л.Ф. Диагностика состояния каналов акупунктуры посредством мануального тестирования мышц, ассоциированных с меридианами. В кн.: Перспективные направления рефлексотерапии (Тезисы докладов Международной научно-практической конференции) — СПб., 2005. - с.30-31.
    43. Шамфро А. Трактат по китайской медицине (по старинным и современным китайским текстам). Том V. От астрономии к китайской медицине / Пер. с франц. В.В. Прелыгиной; под ред. Т.Н. Власик. – М.: Изд-во «Стар,Ко», 1997. – 288с.
    44. Ахтямов И.Ш., Гойденко В.С., Васильева Л.Ф. Пульсовая диагностика с позиций прикладной кинезиологии. В кн.: Материалы международного конгресса «Рефлексотерапия и мануальная терапия в XXI веке» - М., 2006. - с.22. (Презентация доклада 21 мая 2006 г.- докладчик И.Ш.Ахтямов).
    45. Ахтямов И.Ш., Валенкова В.А., Зотов И.Д., Иванов И.Л., Карпеев А.А. Аспекты пульсовой диагностики с позиций прикладной кинезиологии. В кн.: Материалы V Всероссийского съезда специалистов лечебной физкультуры и спортивной медицины. - М.: Центр ЛФК и СМ Росздрава, 2007. - с.26-27 (презентация доклада 20 ноября 2007г. - докладчик И.Ш.Ахтямов).
    46. Ноздрачев А.Д., Чернышева М.П. Висцеральные рефлексы: Учебное пособие /Под ред. А.С.Батуева. – Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1989. – 168с.

    47. Васильева Л.Ф. Прикладная кинезиология как синтез классической и традиционной медицины. Научно-практ.жур. «Прикладная кинезиология», №14-15, М., 2010. – с.4-8.

    48. Бадалян Л.О. Невропатология: Учебник для студ. дефектол. фак. высш.пед.учеб.заведений. – 2-е изд., испр. – М.: Издательский центр «Академия», 2001. – 384 с.

    49. Могендович М.Р. Рефлекторное взаимодействие локомоторной и висцеральной систем. – Пермь, 1966. – 400 с.
    50. Шмидт И.Р. Введение в прикладную кинезиологию. Ж. Мануальная медицина. № 8. Новокузнецк, 1994. – с.30-36.

    51. Шмидт И.Р. Основы прикладной кинезиологии / Лекция, часть первая. Научно-практ.жур. «Прикладная кинезиология». – № 1(1). М., 2002. – С.4-12.

    52. Walter D.S. Applied Kinesiology. / USA^ Systems DS, 1992. – 571 p.

    53. Сеченов И.М. Рефлексы головного мозга: Попытка свести способ происхождения психических явлений на физиологические основы. С биографией И.М.Сеченова / Вступ. ст. М.Н.Шатерникова. Изд. 5-е. – М.: Книжный дом «Либриком», 2010. – 128 с.

    54. Чижевский А.Л. Космический пульс жизни: Земля в объятиях Солнца. Гелиотраксия. – М.: Мысль, 1995. – 767 с.: ил., схем.
    55. Сеченов И.М. Элементы мысли. – СПб: Питер, 2001. - 416 с: ил (Серия «Психология - классика»).

    56. Goodheart G. Applied Kinesiology, 1974, Worksphop Procedure manual. - Detroit, private by published, 1978.-280p.
    57. Гурджиев Г.И. Взгляды из реального мира. Встречи с замечательными людьми / Г.Гурджиев, 2004. – 637[3] с. – (Духовные учителя)
    58. Ошо Раджниш. Книга о медитации. – М.: «Нирвана», 2005. – 320с.
    59. Ганс Гартен, Джозеф Шейфер. РУКОВОДСТВО ПО МЫШЕЧНОМУ ТЕСТИРОВАНИЮ. Функциональная оценка, миофасциальные триггерные точки и меридианные взаимосвязи – СПб.: ООО «Институт клинической прикладной кинезиологии», 2019. – 345 с.
    60. Кребс Ч. Т., О’Нил МакГоуан. Энергетическая кинезиология: принципы и практическое применение. Пер. с англ. Давыдовой Н. О. под общей ред. Чобану И.К. – М., Институт кинезиологии, 2018. – 528 с., илл.
    61. Дэвид Лиф. Прикладная кинезиология: Руководство в таблицах. Том 1 / ООО «Институт клинической прикладной кинезиологии» – СПб, «Северная звезда», 2011. – 410 с.
    62. Вейн A.M., Соловьева А. Д., Колосова О.А. Вегетативно-сосудистая дистония.–М.: Медицина, 1981. – 318с.

    63. Тополянский В.Д., Струковская М.В. Психосоматические расстройства. – М.: Медицина, 1986. – 384с.

    64. Аствацатуров М.И.Избранные работы. – Л., 1939. – 437 с.
    65. Гельгорн Э., Луфборроу Дж. Эмоции и эмоциональные расстройства. Нейрофизиологическое ислледование / Пер. с англ. О.С.Виноградовой / Под ред.П.К.Анохина. – М.: Мир, 1966. – 672 с.

    66. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. – М.: Медицина, 1975. – 448 с.

    67. Изард К.Э. Психология эмоций. – СПб.: Питер, 2006. – 464с.: ил. (Серия «Мастера психологии»).
    68. Мантэк Чиа, Дао Хуан. Дверь в мир чудес / Мантэк Чиа, Дао Хуан: Пер.с англ. Н.Шпет. – М.: ООО Издательство «София», 2005. – 368с.: ил.
    69. Райх Вильгельм. Анализ характера: Пер. с англ. Е.Поле. – М.: Апрель Пресс, Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2000. – 528с. (Серия «Психологическая коллекция»).

    70. Панин Л.Е., Соколов В.П. Психосоматические взаимоотношения при хроническом эмоциональном напряжении. – Новосибирск: Наука, 1981. – 176с.
    71. Лоуэн А. Психология тела: биоэнергетический анализ тела / Пер. с англ. С.Коляда. – М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2006. – 256с.

    72. Анохин П.К., Орлов В.И., Ерохина Л.Т. Боль. // БМЭ. – 3-е изд. – М., 1976. – Т.3. – С. 294–298.
    73. Жорж Сулье де Моран. Китайская акупунктура (Том V) Классифицированная и уточненная традиция. – М.: Издательский дом «Профит Стайл», 2005. – 408с.

    74. Гоникман Э.И. Тайная сила великих желез. Книга 1. – Мн.: УЦ «Энергоминералотерапия», 2007. – 320 с.
    75. Гоникман Э.И. Тайная сила великих желез. Книга 2. – Мн.: УЦ «Энергоминералотерапия», 2007. – 320 с.

    76. Гоникман Э.И. Психосоматика в восточной медицине. Клиника. Акупунктура. Гомеопатия. Мн.: Сантана, 2003.–273с.

    77. Ян Цзичжоу. Большие достижения чжэнь-цзю (чжэнь цзю да чэн) / Пер. с кит. Б.Б.Виногродского. – М.: Изд-во «Профит Стайл», 2007. – 520 с.

    78. Трактат Желтого Императора о внутреннем. Часть вторая: Ось духа / Перевод Б.В.Виногродского. - М.: Издательский Дом «Профит-стайл», 2007. – 288с.
    79. Васильева Л.Ф. Теоретические основы прикладной кинезиологии. – М., 2002. – 84с.
    80. Качан А.Т., Богданов Н.Н., Варнаков П.Х. и др. Анатомо-топографическое расположение корпоральных точек акупунктуры и показания к их применению. - Воронеж, 1986. - 140с.
    81. Дж. Даймонд. Жизненная энергия. Использование меридианов для раскрытия скрытой силы ваших эмоций / Пер. с англ. А.Б.Савич. – СПб.: Изд-во «Сударыня», 2006. – 296с.

    82. Вон Кью-Кит. Китайская медицина: Полное руководство: Комплексный подход к физическому, эмоциональному и психическому здоровью / Вон Кью-Кит: Пер. с англ. Н.Григорьевой. – М: ФАИР-ПРЕСС, 2005. – 624с

    83. Жорж Сулье де Моран. Китайская акупунктура (Том IV) Классифицированная и уточненная китайская традиция. – М.: Издательский Дом «Профит Стайл», 2005. – 384с.

    84. Лувсан Гаваа. Традиционные и современные аспекты восточной рефлексотерапии. – М.: Наука, 1986. – 576с.

    85. У ВэйСинь. Цигун-терапия. - СПб: Гиппократ, 1992. - 160с.

    86. Ян Цзюньмин. Секреты молодости: Цигун изменения мышц и сухожилий. Цигун промывание костного и головного мозга / Пер. с англ. – Киев: «София» Ltd, 1997. – 272с.
    87. Ян Цзюньмин. Корни китайского цигун. Секреты успешной практики / Пер. с англ. – М.: ООО «Издательский дом София». 2005. – 336 с.

    88. Вон Кью-Кит. Искусство цигун / Вон Кью-Кит: Пер. с англ. А.Дробышева. – М: «Издательство ФАИР», 2007. – 320 с.: ил. (Боевые искусства)

    89. Хэнкок Г. Сврехъестественное. Боги и демоны эволюции. – М.: Эксмо, 2008. – 800 с.: ил. – (Тайны древних цивилизаций).

    90. Чиа Мантэк, Хуань Дао. Секреты «Даодэ-цзина»: Живая мудрость древнего учения / Пер. с англ. – М.: ООО Издательство «София», 2007. – 304с.

    91. Чжао Цзиньсян. Китайский цигун – стиль «парящий журавль». Перевод с кит.М.М. Богачихина. – М., Изд-во К.Кравчука, 2003. – 272с.

    92. Богачихин М.М., Ма Цзижэнь.ЦИГУН: история, теория, практика. – М.: ООО «Издательский дом «София», 2004; СПб.: ООО «Издательство «Северо-запад», 2004. – 49 2с.

    93. У ВэйСинь. Древнекитайская оздоровительная система Ци-гун. – СПб.: Издательский Дом «Нева», 2005. – 128с
    94. Фалев А.И. Классическая методология традиционной китайской чжэнь-цзю терапии. - М.: Изд-во ТОО «Олимпия», 1993. – 192с.
    95. Бехтерев В.М. Бессмертие человеческой личности как научная проблема / Психика и жизнь. Избранные труды по психологии личности. – СПб.: Алетейя, 1999.

    96. Бехтерева Н.П. Здоровый и больной мозг человека / Н.П.Бехтерева; под ред. С.В.Медведева. – М.: АСТ; СПб.: Сова, 2010. – 399,[1] с.: ил.
    97. Вейн А.М. Нарушения сна и бодрствования / При участии В.С.Ротенберга, Н.Н.Яхно и Н.А.Власова – М.: Издательство «Медицина», 1974. – 369с.

    98. Демин Н.Н., Коган А.В., Моисеева Н.И. Нейрофизиология и нейрохимия сна. – Л. «Наука», 1978. – 190с.
    99. Ковров Г.В., Вейн А.М. Стресс и сон у человека. – М.: Нейромедия, 2004. – 96с.
    100. Успенский П.Д. Новая модель Вселенной / П.Д.Успенский. – Пер. с англ. Н.Ф.фор Бока. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2007. – 560с.
    101. Ошо. Медитация – первая и последняя свобода. Практическое руководство. – СПб.: ИГ «Весь», 2007. – 288с. – (Путь мистика)
    102. Вон Кью-Кит. Цигун и здоровье / Пер. с англ. Захаров В.В. – СПб.: Издательство «Будущее Земли», 2006. – 240с. .: ил (Боевые искусства).
    103. Ахмедов Т.И. Медитация: путь к себе /Тариэл Ахмедов. – М.: АСТ; Харьков: Торсинг, 2005. – 254,[2] с. – (Библиотека практической психологии).

    104. Ахмедов Т.И. Практическая психотерапия: [внушение, гипноз, медитация] /Тариэл Ахмедов. – М.: АСТ, Харьков: Торсинг, 2005. – 445,[1] с. – (Библиотека практической психологии).
    105. Гройсман А.Л. Медицинская психология: Монография / А.Л.Гройсман. Клиническая психология, псиохосоматика и психопрофилактика. – М.: Издательский Дом МАГИСТР-ПРЕСС, 2002. – 452 с.
    106. Тукаев Р.Д. Психотерапия: теории, структуры, механизмы. – 2-е изд. – М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2007. – 392с.: ил.


    © 2017 Все права защищены

    Your Email: